Книги :: Социум

Сектор "3", точка 001


– Ты столько вынес, столько вытерпел. Ты смог приспособиться к условиям там, где был просто куском мяса. Ты прошел сквозь бесконечный космос. Ты выжил в бою с мерзкими ящерицами и на этой безымянной планете, – негнущимися израненными пальцами Михаил пытался удержать аптечку-анализатор, грозившую третий раз подряд выпасть из дрожащих от усталости рук. – Ты добрался так далеко и не можешь удержать какую-то коробочку?

Анализатор противно зажужжал, и по правой ладони пробежал легкий холодок. Боль утихла, а затем и вовсе исчезла.

– Вот скажи мне, чего ты достиг, добравшись сюда, к черту на кулички? Нашел ты спуск, а дальше что? Как Шарик из мультика о Простоквашино – еще сутки за тем зайцем бегать, чтобы фотографию отдать, а в твоем случае искать подъем на ту сторону? Куда мы идем, что ищем, что найдем? Дойдем ли? Может, бросить все, кончить прямо здесь и сейчас?

Анализатор зажужжал еще противнее. Встрепенувшись, Михаил осмотрелся по сторонам. Никого. Он был готов поклясться, что только что отчетливо слышал чей-то голос. Более того, «чей-то голос» был до боли знакомым: «Застрелиться?»

Михаил зажмурился, потом снова приоткрыл глаза. Никого ни рядом, ни вокруг не было, а тот же голос, немного изменив интонацию, с насмешкой продолжал: «Помнишь Брюса Ли? Так вот он говорил, что цель не обязательно должна достигаться. Порой это просто направление двигаться дальше. Пойми! Ты же это осознал еще в детстве, так отчего же задаешь все эти ненужные вопросы? Жизненно необходимо двигаться дальше. Несмотря ни на что. Понимаешь? К черту обстоятельства! Создавай возможности!»

Игла вдруг весьма болезненно впилась в правую ладонь. От неожиданности Михаил выронил проклятую коробку в третий раз, отчего та несколько раз недовольно щелкнула и, обиженно фыркнув, издала отвратительный писк. Михаил чертыхнулся и, подняв аптечку, продолжил обрабатывать руку.

Тем временем беседа голосов становилась все более оживленной и интересной. «Первый» голос рекомендовал на досуге перечитать ОШО «Мастер», «второй» говорил, что читать труды разных мастеров скучно, они лишь вторят друг другу, то ли дело многоголосие их учеников. Затем оба собеседника принялись вовсю хаять человечество, сравнивая его то со стадом баранов, то с зомби, проводя аналогии с поведением различных животных на бойне. Постепенно беседа переросла в спор о том, принадлежат ли сами спорщики к стаду.

Михаил моргнул – он стоял в древнем саду, шел снег и вокруг цвели сакуры. Перед ним стоял Брюс Ли собственной персоной. Он что-то говорил ему, Михаилу, на доступной и понятной смеси китайского, английского и немецкого языков. Последняя фраза мастера, произнесенная им перед тем, как растаять в воздухе вместе со всем окружавшим его антуражем, звучала так: «Я учусь понимать вместо того, чтобы судить. Я не могу слепо следовать за толпой и принимать ее подход».

Аптечка удовлетворенно хрюкнула, зашипела и отключилась.

– Пора завязывать с реаномом, – Михаил потянулся так, что захрустели суставы.

Трос послушно отщелкнулся и со свистом полетел вниз. Ругнувшись, Михаил успел отскочить в сторону.

– Тут впору восьмидесятый том военного матерного начинать записывать, – Михаил улыбнулся своей шутке.

Наскоро перекусив, он надел рюкзак и отправился навстречу новым опасностям и приключениям…



Отправиться навстречу новым опасностям и приключениям.





Powered by php | Kalyaked by RIP