"За кладом" :: Год 2014

Пятое октября



Галопом по Европам или первый совместный выезд



Настроение



За окном глубокая осенняя ночь. Тянет морозной свежестью с кислинкой сизого дыма, туманом, расходящимся от горящей во дворе кучи опавших кленовых листьев. На столе стоит большая глиняная кружка ароматного черного чая и где-то рядом с горячей батареей сонно урчит свернувшийся клубком рыжий кот. Не хватает разве что камина да кресла-качалки с теплым пледом, чтобы полностью создать уютную атмосферу, в которой я начинаю очередной рассказ о нашем выезде на поиски клада.

Пожалуй, начну свое повествование.




Знакомство



Около недели назад я просматривал форумы кладоискателей, где разместил главы своей книги и предложил всем желающим присоединиться к поискам. Честно говоря, я не думал, что кто-либо откликнется на мое предложение, но… Каково было мое удивление, когда в одном из писем я обнаружил предложение от девушки присоединиться к их семейной паре в удобное для нашей компании время. Естественно, я сразу же оставил свои контакты для связи. И этим же вечером уже познакомился с Андреем - супругом Дианы, так звали девушку.

Опустим все нюансы переписки, неудачную в плане свободного времени неделю и несостоявшееся предварительное знакомство в реальном мире. Тезка вызывал доверие, поэтому ранним воскресным утром мы втроем пытались назло GPS-навигатору найти подъездные пути к его дому. Хорошо, что мы созвонились и предупредили, что промахнулись с домом – Андрей уже ждал у въезда во двор и махал, показывая, куда ехать.

У подъезда дома тихо тарахтел мотором видавший виды, явно боевой, «мерин», рядом с которым стояли двое мужчин и хрупкая девушка.

Я не заглушил мотор, и мы вышли.

– Андрей, –я протянул руку.

– Андрей, –тезка протянул руку в ответ.

– Это Диана, – представил супругу тезка.

– Валера, – тот из парней, что был повыше, поздоровался первым.

– Игорь, – подошел брат.

– Миша, – представился второй из незнакомцев, что был покоренастей и немного пониже.

– Дима, – протянул руку Дима.

Все обменялись рукопожатиями, Андрей дал нам рацию, и мы выехали вслед за «мерином» на заправку.




Заправка, лампочка ручного тормоза и «догонялки»



К сожалению, рация не слишком «тянула», выдавая массу помех, и в какой-то момент даже выключилась. Димка, порывшись по карманам, извлек свой комплект раций – они были на порядок мощнее, и на заправке передал одну в машину ребят.

Я залил бак по плашку, на что подошедший тезка изрек: « Мы столько не проедем, сколько ты залил». Но запас, как говорится, карман не тяготит. По мне, так всегда лучше перестраховаться.

Мы договорились, что если потеряемся или отстанем, встретимся в точке с координатами, продиктованными тезкой. Случай отстать появился практически сразу же, после выезда с заправки: у меня загорелась лампочка ручного тормоза. Не найдя причину на месте, мы продолжили путь на свой страх и риск.

Впоследствии, после дорогостоящего ремонта мне, конечно же, объяснили, к чему все могло привести, но это уже совершенно другая история, которая лишь добавит деталей о том, каким непредсказуемым может стать наше невинное увлечение…

Ребят догнали быстро, несмотря на то, что я успел и ручник помучить, и от души попинать задние колеса, чтобы расшатать барабанные тормоза. Если у вас из-за оставленного на день или больше ручника «залипали» тормоза, вы поймете, о чем я. Если нет, то есть такой, надо сказать, весьма эффективный способ, описанный в анекдотах.

Оказалось, что мне немного знаком этот путь, в прошлом мы несколько раз уже ездили в этом направлении.

Не могу не упомянуть о смешном, на мой взгляд, случае, произошедшем на кольце при въезде в небольшой провинциальный городок. Мы ехали вплотную за ребятами и в один из моментов поняли, что те промазали и проехали нужный выезд с кольца. Конечно, я тут же вильнул и изменил маршрут вслед за ведущей машиной, эту же операцию на автомате проделали еще две абсолютно незнакомые машины, ехавшие за нами следом. Так два круга всей толпой и проехали, пока ребята впереди не свернули куда следует, а сонные водители позади не проснулись.




Кукуруза



К первой точке пробирались по старой лесной дороге, чем-то напоминавшей танковую – столько же заполненных водой ям, грязи и просто рыхлой земли. Димка, наблюдавший за тем, как ехавший впереди мерседес с легкостью преодолевал все препятствия, начинал тихо завидовать, что его машина, хоть ты ее вчетвером толкай, не способна на повторение таких подвигов.

Поскольку, к нашему сожалению, поле, где предполагался первый поиск, оказалось не убрано, а ходить по зарослям двухметровой кукурузы было крайне затруднительным, Андрей принял решение ехать дальше.




«Точка номер 4»



Шоссе уходило далеко вперед, а мы свернули вправо, на гравийку, и я заметил на обочине в кустах знак, означавший, что впереди находится историко-культурная ценность нашей Родины. Через пару сотен метров гравий плавно переходил в грязь обычной деревенской улицы, вдоль которой практически у каждого дома валялись горы строительных материалов. Мы остановились у большой ржавой емкости, находившейся на не менее ржавом грузовом прицепе со спущенными колесами. Висящие струпья облупившейся и потерявшей цвет краски шелестели на ветру в такт опавшим листьям.

Все вышли из машин и осмотрелись. Тополя в несколько обхватов скрывали за своими мощными стволами каменные стены усадьбы. То тут, то там виднелись остатки различных строений. Руины впечатляли своей монументальностью, красотой и естеством.

– Тополя, похоже, с Катькиных времен, – предположил я, а брат добавил: У нашей бабушки рядом с домом такие же росли.

Ребята открыли багажник и предложили позавтракать, но мы тактично отказались. Ограничившись чаем, мы наблюдали, как Андрюха с довольным видом уплетал содержимое банки с тушенкой. Попив горячего чайку, я решил прогуляться. За цистерной как раз находилась своеобразная «отреставрированная» арка, ярко контрастировавшая серостью промокшей штукатурки на фоне каменных остовов зданий.

Под недоделанными стенами арки, с тыльной стороны, нашлось неприметное отверстие, ведшее под стену. Лаз скрывал за собой помещение ниже уровня земли примерно три на три метра, заваленное всевозможным строительным мусором и отчасти превращенное в общественный туалет.

– Копнуть бы тут, – вернувшись, задумчиво произнес я.

– Получишь сразу пять лет срока, – отозвался Валера, – запомните координаты, место красивое, даже просто съездить, погулять.

Мы сели в машину, и Игорь сказал: «Можно было бы и копнуть, когда все спят, с прибором ночного видения». Только вот прибора у нас не было, а координаты мы, конечно же, запомнили.

– Странно место называется, – сказал опоздавший минут на пять к отъезду Дима, – я тут походил и наткнулся на стенд. Знаете, что там написано? «Точка номер четыре».

– Действительно странно, – подытожил брат.




Два поля



Мы выехали за деревню и понеслись по пыльной проселочной дороге вдоль узкой речушки с крутыми заросшими берегами к небольшому еловому лесочку. Остановились у опушки возле большой покосившейся скирды соломы. Я опустил стекло, чтобы уточнить обстановку, а Андрей вышел с биноклем и стал что-то пристально разглядывать вдали.

У скирды, прямо на земле, валялась длинная цепь, не успевшая заржаветь. Явно колхозники забыли.

– Засеяно, – раздосадовано произнес он, – разворачиваемся.

Дальше пришлось долго петлять по разбитой колее, пока мы не вынырнули из зарослей малинника и кустарника прямо у деревенской свалки. Метров через сто от свалки выскочили на асфальт и, проехав несколько километров по достаточно разбитому сельхозтехникой полотну, съехали с высокой обочины вниз, на поле. Снова езда по бездорожью, снова скирда, правда, в этот раз практически развалившаяся и сгнившая. И снова звучит приговор: «Засеяно, разворачиваемся».

– Скажи, пожалуйста, а почему мы не рассматриваем вариант, когда поле засеяно? – поинтересовался я, садясь за руль, на что Андрей мне ответил примерно следующее: «Понимаешь ли… Если поле не засеяно – ходи по нему сколько хочешь, копай, не копай, твое личное дело. А если на нем посевы, то тут ты уже вредитель, за это предусмотрена административная ответственность. Можно, конечно, рисковать, но что мешает нам снова вернуться сюда же, когда поле будет свежевспаханное?»

Так, несолоно хлебавши, мы отправились дальше.

– Уже девять утра, а мы все ездим, – пожаловался Димка, – вот мы же как: приехали, нашли место, осмотрелись и на поиски, а тут только катаемся.

– Наслаждайся пейзажами и отдыхай, – посоветовал я ему, – надо учиться тому, как люди работают, опыт перенимать.

– По мне, так прекрасное приключение получается, – согласился со мной Игорь.




Мечта Димки и первые находки



Очередная остановка оказалась удачной. Слева поле было скошено, справа же засеяно озимыми. Слева, согласно карте, находилось крупное поселение, растянувшееся вдоль леса на несколько километров, справа же, буквально в нескольких метрах от обочины, половину столетия тому назад находился хутор.

Найдя небольшой съезд, я вырулил с дороги и остановился.

– А почему вы не в форме? – удивился Дима. – Это же удобно. Опять же, берцы.

– Мы в основном работаем в поле, а это значит, что очень часто встречаем людей, – Андрей посмотрел на нас, – народ с непониманием относится к людям в форме, недолюбливает их. А так есть, конечно же, «камуфло», только постирать надо, – тезка улыбнулся.

–Понятно, – изрек Дима, – а нам в лесу очень удобно. Если что, зашел за куст или дерево и растворился среди листвы.

– Что у вас за аппараты? – поинтересовался Дима, доставая из мешка аську.

У Дианы оказался XP ADX 150, у Миши Garrett AT PRO, у Валеры ACE 350. Что же касается МД тезки, то у него был тот самый XP Deus, о котором так мечтал Димка. Весьма интересный детектор – никаких проводов, быстро собирается – его достаточно просто раздвинуть. В общем, теперь Дима окончательно заболел этим МД, а желание его приобрести стало навязчивым.

– Дома были вон там, – Андрей показал рукой на противоположную сторону поля, – вдоль всего леса. Но начинать можно прямо отсюда.

Отсюда, так отсюда – и мы пошли вслед за всеми. Не знаю, что росло на этом поле, но повсюду из земли торчали сухие серые стволы (а иначе их и назвать-то язык не поворачивается) диаметром с палец. Работать было крайне неудобно, разве что надо было искать пустое пространство между рядами. Да что работать – идти было затруднительно. В общем, мы промучились, пока не догнали Андрея, что-то рассматривавшего возле одной из ямок.

Тем временем Дима в лучших своих традициях, отойдя от машины шагов с тридцать, начал рыть окоп.

– Не бойтесь вы катушку повредить, – сказал, понаблюдав за нашими действиями, тезка. – Ей ничего не будет, «косите» уверенней.

И мы начали учиться «косить». Занятие, прямо скажу вам, не из легких,- усилий, чтобы, преодолевая сопротивление засохших «стволов», катушка прошла ровно, требовалось во сто крат больше, чем при обычном движении.

Мы походили еще немного, потом еще, а потом еще немного. Из находок нам попадался всякий непотребный мусор. Через некоторое время наш путь вновь пересекся с маршрутом Андрея.

– Ну как? – поинтересовался он.

– Один «шмурдяк», – одновременно ответили мы с братом, – а у тебя?

– Вот копейка. Советы, – Андрей показал нам маленькую монету черного цвета, – совсем «убитая».

– Химия съела? – поинтересовался брат.

– Да, – ответил тезка. Удобрения.

–А как звенела? – Ммне стало интересно, что покажет наш МД, – можно ее «понюхать»?

На мой вопрос Андрей поступил весьма интересно, он кинул монету на землю, и я тут же потерял ее из виду. Такой поступок вначале меня немного удивил, но уже через несколько движений штангой понял, что в дальнейшем буду поступать именно так и я сам. Одно дело, когда ты просто «нюхаешь» металлодетектором предмет, который кто-то держит в руке, и совершенно другое, когда, казалось бы, в простом действии дополнительно содержится элемент обучения.

Мы с братом по очереди «нашли» и «понюхали» копейку. Наблюдавший за нашими действиями Андрей снова решил нас откорректировать: «Вы движения, когда что-то находите, над целью делайте быстрее и короче. Когда обнаружили цель, прозвоните ее с другой стороны. Скажем, обошли на девяносто градусов, прозвонили, если сигнал чистый, можно копать, если нет, и скажем, железо показывает, то скорее всего – это ржавый мусор».

– А монета? – поинтересовался я.

– А монета будет давать чистый сигнал со всех сторон. Хотя, бывают и исключения.

После совета комрада дела у нас с братом пошли веселей. И пусть все еще изредка проскакивали ржавые гвозди, зато значительно повысился процент находок всевозможных проволочек, крышек, баночек и прочей ерунды из цветного металла.

Между тем Валера ушел далеко направо и скрылся за холмом у опушки. Миша с Дианой ходили по полю перпендикулярно линии леса. Что касается Андрея, то, как мне показалось, он больше других пользовался чутьем, возможно именно поэтому его маршрут часто совпадал с нашим.

Вскоре мы снова буквально столкнулись со стоявшим и некоторое время наблюдавшим за нашими потугами тезкой.

– Ну как успехи? – Поинтересовался он.

– Уже интересней, – отозвался Игорь, – но все еще попадается хлам.

– Попробуй-ка тут, – показал комрад на землю под катушкой. Терка в указанной точке дала нечеткий цветной сигнал, я обошел цель, как он и говорил, ровно на девяносто градусов и снова получил нечеткий цветной сигнал.

– Если я сказал обойти ее на девяносто градусов, то это не значит, что ты должен обойти ее один раз, – сказал комрад. – Ты должен попробовать обойти ее еще раз на такой же угол, прозвонить ее с четырех сторон, с пяти. Да и углы, как ты понимаешь, соответственно, могут быть разными. Попробуй снова.

Я попробовал и прозвонил цель со всех четырех сторон, только с четвертой прибор показал черный металл.

– А теперь можешь проверить, – Андрей сделал легкое и отточенное движение своей лопатой, – видишь, гвоздь.

Хороший урок. Знай мы его сразу, сколько гвоздей остались бы гнить в земле…

– И еще, выставь звук на девяносто девять тонов вместо четырех и слушай, – тезка сделал паузу. – Я вообще не смотрю на экран, а только слушаю. Вы должны научиться слушать и чувствовать одновременно.

– Никому гаечный ключ не нужен? – к нам подошел Димка и протянул согнутый в дугу ключ.

– Хороший ключ, – тезка взял ржавый инструмент из рук Димы, – на шестнадцать… И протерев, поправился: На восемнадцать.

– И это его ты столько времени выкапывал? – поинтересовался брат.

– Ну, не только его, – Димка протянул нам несколько гвоздей, кусок проволоки и ржавый осколок.

– Гвоздь то кованный, – Андрей рассматривал кованную «двухсотку». – Если с ним повозиться, то потом можно красиво оформить. В рамочку и на стену или подарить.

– Да у нас их уже столько… – заметил Димка, на что брат резюмировал: Теперь будет гораздо меньше.

Кстати, а как вы монеты восстанавливаете? – поинтересовался я, – чем?

– Да у меня все есть, даже бормашина, – признался Андрей и признался, – а еще и Диана реставратор.

Мы снова разошлись, решив пройтись по кромке поля. Теперь мы пробовали методику Андрея, изредка проверяя спорные моменты, коих теперь практически не осталось. Там, где хоть раз проскакивал отрицательный сигнал (читай, черный металл), попадался лишь ржавый мусор. Напоследок мы выкопали большую консервную банку и несколько пробок.

– Тезка! – крикнул мне тезка, и когда я повернулся к нему, скомандовал, – двигайся к машинам, сворачиваемся тут.

– Димка, – Игорь вызвал Димку по рации, – сворачивайся, пора.

–Да, сейчас, – отозвалась рация голосом друга, – только докопаю тут…

Кстати о лопатах… У всех ребят были полноценные штыковые лопаты. «Фиcкари», глядя на которые не замечаешь жабу, что незаметно подкрадывается к тебе и начинает душить... Длинные, удобные, с хорошими штыками, позволявшие одним, изредка двумя движениями выкапывать цель. Так что нам следовало в дальнейшем пересмотреть и обновить свой инструментарий. Впрочем, отказываться от саперных лопаток мы не собирались,- ведь каждый инструмент хорош на своем месте, в своих условиях. Забегая наперед, скажу, что я приобрел нам с братом такую лопату и отмечу, что обошлась она гораздо дешевле, чем саперная, подаренная мне супругой.

По дороге к машине мы нашли еще несколько алюминиевых проволочек. Миша с Дианой, ожидая нашу кампанию, изучали второе поле, Андрей, видимо, по той же причине ходил с МД рядом с машиной. Не было только Валерия и Димы. Валера был любителем походить, а Димка покопать.

Уже у машины мы нашли железяку непонятного назначения, которую тотчас и выбросили. Ноги начинали слегка «гудеть».

– Кидайте шмурдяк поверх земли, – поправил нас Андрей, – чтобы те, кто будет тут после нас, видели, что звенит. Закапывать, кстати, тоже моветон.

– Мы практически всегда в одно место все сносим, – сказал брат.

– Да мы тоже часто на границе поля все выбрасываем, – подхватил Андрей, – только Валера весь цветмет себе забирает.

– Зачем? – удивился брат.

– Неплохо получается, если сдать, – Андрей засмеялся.

– Вот я понимаю, мы как-то рельс нашли из высоколегированной стали, – улыбнулся я, – его сдать, дорога бы точно окупилась.

– Если сдать в конце сезона, – добавил Андрей.

–Мы рельс, кстати, так и не откопали, – заметил, – а надо было.

– Тут, метрах в тридцати еще дом стоял, – комрад показал туда, где прочесывали поле Диана и Миша, после чего дал мне глянуть на распечатку карты. – Слушай, а Димка всегда так?

– Как? – не понял я.

– В одном месте копает.

– Ну-у-у, достаточно часто. Зато, все наши найденные подвалы и погреба – это полностью его заслуга. У него чутье – дай Бог каждому.

– Главное, вы на одном месте не стойте, – задумчиво произнес тезка, – сейчас на новое место поедем, разведаем, что к чему.

– За выезд вообще много ездите с места на место? – поинтересовался Игорь.

– Ну как, много… –Андрей задумался, – у нас обычно до обеда разведка новых мест, а после едем на проверенные.

Подошла Диана.

– Как находки? – поинтересовались мы.

– Три копейки тысяча девятьсот третьего года, – заулыбалась девушка, – недалеко от дороги нашла, кстати.

Монетка хорошо сохранилась, имела благородную патину и выглядела очень красивой.

Подошел Миша и на закономерный вопрос в ответ показал несколько плохо сохранившихся «советов».

Вернулся Димка с гаечным ключом и какой-то деталью от трактора.

Пока все вели непринужденную беседу, Андрей достал термос и налил Диане чай, а я рассматривал поле, рисуя в мыслях картины «давно минувших дней», когда тут вовсю кипела жизнь.

Наконец вернулся Валера. Его находками стали несколько «советов», три крышечки от курительных трубок, литая, покрытая темно-зеленым налетом, ручка от мебели, пуля и какие-то алюминиевые безделушки.

– Ну, что? – произнес он, – по машинам?

В этот раз мы не складывали наши МД. Мало того, ребята сказали, что лучше будет, если вовсе не разбирать и не собирать прибор, а уж если приходится это делать, то стараться не доставать штекер и не отвинчивать крепление, которое его держит, поскольку можно «разбить» гнездо, а это очень и очень плохо. Андрей также посоветовал купить или сделать чехлы, чтобы хранить наши приборы дома в собранном состоянии.




«Выбитое» поле и заставка Windows



Некогда асфальтовая, а теперь гравийная дорога и вовсе закончилась, уткнувшись в бесконечную глубину нефритового поля.

– Приехали, – сказал я, глядя на стайку улепетывающих из-под колес мерина куропаток.

– Да… – задумчиво произнес Димка, а брат добавил: Ружье бы сейчас.

– Можно и без ружья, но только зимой,– вспомнил я чей-то урок, – в бутылку наливаешь горячую воду и делаешь этой «грелкой» в снегу лунки. Лунки, на дно которых кладут ягоды рябины, на морозе покрываются корочкой льда, и птица, попадая внутрь, не может выбраться назад.

Мерседес остановился и мы вслед за ним. Секунд через десять Валера вышел из машины, посмотрел вдаль и вновь сел за руль. Дальше долго ехали просто по бездорожью поля, пока, наконец, не добрались до маленького вспаханного холма.

– Вылезайте, – махнул рукой, выйдя из машины, Миша, – приехали.

– Тут стояла деревня, – сообщил, подойдя к нам, Андрей, – можно искать прямо отсюда. А заканчивалась она примерно вон у того дерева, – он указал на толстый, скрюченный временем ствол с обломанными ветвями.

– Ты смотри, и тут успели покопать, – Валера показывал на специфические ямки по всему холму.

– И явно вчера, – Миша с Андреем рассматривали цепочку следов, широкими зигзагами покрывавшую практически половину ближнего к нам склона.

– У меня «пробники» есть, – вспомнил я. – Вот серебро – старый полтинник, золото – однограммовый слиток, медь-царская монетка, советы…

– Где же ты раньше был, столько золота мимо прошло, – улыбнулся Миша.

Дальше мы нюхали разбросанные по земле «пробники», запоминая сигналы приборов.

Ну а дальше… Дальше все пошло как обычно.

Звенело все. Такое впечатление, что поле было засеяно гвоздями. Помните сказку о зубах дракона, брошенных в поле? Так и тут, только, слава Богу, из земли воины не вырастали, но и без них уловить что-то более-менее достойное было сложно. Место оказалось очень грязным.

В этот раз повезло Андрею – он нашел серебряную пятнадцатикопеечную монету. Находка так находка!

– Ну-ка, какой год? – поинтересовался подошедший Михаил и достал мобильник. – Сейчас мы ее по каталогу пробьем.

– Тысяча девятьсот двадцать первый, – Андрей плюнул на монету и протер ее о ткань перчатки, – как раз между следами нашел, видимо, новички ходили. Как же им обидно должно быть.

– Примерно пятьдесят долларов, – сказал Миша, – неплохо, дрогу уже окупил.

– И ты после продаешь монеты? – поинтересовался я.

– Нет конечно, –Андрей был доволен находкой, – все они идут в нашу с Дианой коллекцию, если, конечно, подлежат восстановлению.

Дальнейшие наши поиски, в ходе которых мы с братом нашли несколько стеклянных баночек с алюминиевыми крышками, похоже, от инъекций животным, а Димка собрал очередной набор металлолома, выкопав окоп, продлились недолго. На горизонте показался трактор, разбрасывающий навоз, явно двигавшийся в нашу сторону.

– Ассенизатора нам только не хватало, – тезка был раздосадован, – сворачиваемся.

Мы быстро ушли с поля, так же быстро собрались и отправились обратно к дороге. По пути Дима фотографировал поле, привязывая к местности координаты.

– Смотри-ка! – Димка показал нам с братом последнюю фотографию, – вот где была сделана заставка Windows!

По секрету скажу: Димкина фотография была во сто крат лучше, теплее и живее приевшейся всем картинки. Мы ненадолго остановились – лицезреть красоту воочию всегда приятней, а такие моменты надо запоминать. Почаще запоминать.




Опушка у фольварка



И снова дорога сворачивает в сторону, снова вьется между деревьев и снова упирается во вспаханное поле. Мы остановились на небольшом пятачке, скрытом плотным высоким кустарником со все еще зеленой листвой.

– Давайте перекусим, – предложил Андрей и достал консервную банку. – Та-а-ак, надо разогреть.

Пока Димка отправился на разведку в лес, я достал из багажника пакет с нашей нехитрой снедью, состоящей из бутербродов, вареных яиц, помидоров и хлеба.

– От нашего стола к вашему, – я передал пакет Валере и налил из термоса чай.

Кушали молча, наблюдая за тем, как тезка разогревает на горелке кашу.

– А куда он пошел? – спросил Валера, имея в виду Диму.

– А Бог его знает, – ответил брат, – он всегда уходит вот так. Иногда находит очень интересные вещи.

–А-а-а, – многозначительно произнес Валера и понимающе кивнул головой, – дело хорошее, особенно, если толк есть.

Мы уже перекусили, когда из кустов появился запыхавшийся Дима.

– Лес такой, что далеко не пройти, – с ходу выдал он, – чуть дальше, сплошная стена.

– Нашел чего? – поинтересовался Миша.

– Череп, – Ответил Дима и, помолчав, добавил, – большой. Наверное, коровий.

– Лучше бы ты рога нашел, – съязвил Игорь,– лосиные.

– Мы в том году находили, кстати, – сказал Андрей, – здоровые, прямо на дороге лежали.

За такой непринужденной беседой полдник и подошел к концу. Пришло время обсудить цель, до которой, как оказалось, мы так и не доехали, и которую предстояло исследовать.

– Я тут не проеду, – признался Валера, глядя на поле, влажное от недавнего дождя, – это же чистой воды самоубийство. Завязну, как пить дать, завязну в этом болоте.

– Есть мысль, – я увидел, что край поля был сухим и казался проходимым из-за большого количества камней, выброшенных сюда за годы обработки земли. – Я поеду по краю, а ты по моим следам. Если что, мне проще выехать будет.

– Хорошая мысль, – подумав, сказал Валера, а подошедший Андрей указал на небольшую опушку и сказал мне: Нам надо за те две ели, за ними строения и были. Отсюда километра два, не больше. Если доберемся, будет очень хорошо.

Ехали аккуратно, потому добрались до опушки без приключений. Были, конечно, и опасные моменты, но их удалось благополучно миновать. За опушкой, метрах в ста, лес и поле пересекала линия электропередач, после которой еще через пол ста метров пашня и вовсе заканчивалось. Стена деревьев окружала сельхозугодия по периметру, а участок, на котором мы остановились, и вовсе находился в своеобразном «кармане».

Находки «радовали»: два лемеха, ржавый костыль, ведро без дна, куски проволоки и несколько пробок.

– Надо ехать на другое место, – Андрей раздосадовано пнул ногой пробку, – на проверенное. Там в прошлый раз перстень нашли, да и монеты нет-нет, да и попадались.

Наверное, если не считать остановки у засеянных полей, по сравнению с остальными «точками» работа на этом месте заняла меньше всего времени.

Обратно ехали уже как обычно – впереди, по недавно накатанной «тропе», мерин с ребятами, а позади мы на джипе.




Осень



Время летело незаметно, а шоссе, словно ножницы в руках неведомого портного, разрезало яркое полотно осеннего леса. Мы снова свернули с асфальта куда-то далеко в сторону и долго-долго кружили в неизвестности вместе с хороводом падающих листьев, пока, наконец, не выехали на небольшую поляну, достопримечательностью которой были туалет и беседка.

– Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, – удивился я, – а еще только вчера нам с Игорем Макс рассказывал про европейскую цивилизацию и туалеты вдоль лесных тропинок.

– Это точно, – подтвердил брат, – место у черта на куличках, его даже на картах нет, а тут такое.

– Да, буржуи, это буржуи, – сказал Дима, – но нашего человека понять им не дано.

– Верно подмечено, – произнес я, выруливая вслед за мерседесом на поле.




По стопам новичков



Местность, на которую мы выехали, представляла собой заросшую короткой травой возвышенность с пологими склонами, окруженную с трех сторон необычайно красивым осенним березовым лесом, а с четвертой стороны плавно переходящую в коричневое от засохшего камыша болото. Преодолев по целине около полукилометра, мы остановились на самой вершине, откуда открывался потрясающий вид на окрестности.

– А не перекусить ли нам? – Андрей достал две консервных банки, – вот была у меня мысль взять с собой «пузырь». Сейчас бы ох как к месту пришелся.

Небольшая горелка быстро разогрела консервы.

– И намного ее хватает? – мне стало интересно, насколько хватает небольшого газового баллона.

– На весь сезон, рыбалка, коп, с учетом, что выезжаю каждые выходные, – охотно ответил Валера, – перекусить более чем достаточно, а вот если зимой в палатке на льду греться, то не хватает.

– Надо красный кирпич в керосине вымочить, – вспомнил я старую солдатскую хитрость, – на сутки замачиваешь, долго горит и греет.

– Обязательно попробую, – сказал Валера, а я добавил: Только ты пару кирпичей замачивай. На всякий случай.

Мы расселись между машинами вокруг разложенной на пакетах еды. Димка, к сожалению, ушел к ближайшей опушке, потому проворонил практически весь банкет. Много позже, уже по дороге назад, в машине, под наши с братом колкие шутки, он уплетал свои бутерброды и неловко отшучивался, разбрасывая по салону крошки.

– А находили что-нибудь опасное? – поинтересовался я, – у нас вон «эфка» и «керосинка», да вы читали, наверное.

– Первое, что откопал, – отозвался тезка, отрываясь от салата с кукурузой и капустой, – была граната. А так да. Было дело, и пьяный по полю с немецкой миной-лягушкой бегал. Хотя мы с ней все перефотографировались.

– Да вся наша земля перемолота войной, – сказал Валера.

– Куда ни глянь, всюду ее отголоски, – добавил Миша.

– Хочешь, не хочешь, а встретишь войну, – согласился Андрей, – но это не наше.

– А как вы с «органами» разбираетесь? – поинтересовался Игорь, – ведь разрешен только металлопоиск.

– Как, как, – тезка сел поудобней. – Помню, остановились на точке. Ходим. А рядом «бэха» медленно-медленно проехала. Мы внимания не обратили, только вот минут через пятнадцать после нее остановился на обочине гражданский автомобиль, а оттуда вышел человек в форме. Милиционер… «Что ищете?», –- спрашивает, а мы в ответ: «Вчерашний день, что же тут найдешь. Собирались пикник с шашлыками устроить, а тут свалка какая-то. Пробки, бутылки». Открыли багажник по просьбе милиционера, он осмотрел лежащие там приборы, подумал минуту, и сказал: «Так, закрывайте, я сейчас уеду, и вы минут через пять после меня».

Тезка сделал небольшую паузу и выпил минералки.

– Чаще всего интересуются, что да как. Мы им рассказываем, как у нас дела, один раз «боратинку» подарили. Так уехали такие счастливые… Да любой мужик, если он ребенком был, хочет клад найти. Мы же не бандиты какие. Понимают и не трогают. Пусть те, кто войной занимается, нервничают.

Еще много о чем говорили. Диана с интересом слушала наш разговор, не произнеся ни слова. Редкая и замечательная черта характера для девушки.

Может, обед и по расписанию, а копать-то надо. Пора было браться за приборы.

Димка по своей доброй традиции начал вгрызаться в землю, отойдя от машины всего метров с десять. Кто знает, может быть, он именно так когда-нибудь отроет бочку с золотом. Мы же с братом отправились отрабатывать новую технику поиска, которой нас научил Андрей.

– Вот скажи, а если, к примеру, чугунок или кубышка будет? – я поинтересовался у Андрея, – не будут ли они черным звенеть?

– Если тебе попадется чугунок, то ты точно не пройдешь мимо, – Андрей оторвался от работы, – ты когда-нибудь находил железное кольцо?

– Все. Вопрос отпал, – улыбнулся я, поскольку кольца мы находили и как при этом сходил с ума МД, я помнил хорошо.

– Ты его точно услышишь, – Андрей показал нам ржавый навесной замок, – вот только что достал, сигнал, кстати, четкий и цветной.

Мы нашли несколько черепков, пару бухарских дирхемов и запчасть от трактора. Все остальные сигналы, вызывавшие у нас сомнение, мы избирательно проверяли, но новый метод свел все наши ошибки практически к нулю. Надо помнить, что в случае сомнения, всегда необходимо проверять любой сигнал, ведь помимо показаний прибора есть еще и чутье кладоискателя, а оно куда сильней.

– Ну как? – поинтересовался я у проходящего мимо тезки.

– Грош Понятовского нашел, – отозвался тот.

– Чего нашел? – не поняли мы с братом.

– Грош Понятовского, – повторил Андрей, – монета такая тысяча семьсот восемьдесят четвертого года, – он протянул нам небольшой потемневший кругляш. – Сохранился замечательно.

Мы с братом работали по очереди, проходя значительные расстояния и меняясь, когда уставала рука, но находок было мало и ничего ценного мы снова не нашли. Народ начал постепенно возвращаться к машинам. Мы тоже медленно направились вслед за всеми.

– У кого что? – полюбопытствовал я.

Оказалось, что все что-то да нашли. Из монет преобладали советы, а Миша так тот вообще горсть двушек высыпал на капот машины и пошутил о том, что раскопал старый таксофон. Самым удачливым и на этом поле оказался Андрей. Нам же троим волей случая снова достался один хлам. Впрочем, сегодняшний выезд мы уже давно рассматривали как обучающий, так что радовались находкам комрадов, возможно, сильнее их самих.

– У нас еще одна точка на сегодня. Как раз по пути домой, – сказал Андрей, – многие думают, что у города все выбито, но они чертовски ошибаются – это не так. В пятнадцати километрах от столицы есть неплохое поле, туда и поедем.




Брюква, пломба и ремень



Последнее поле на самом деле находилось практически рядом с городом. Поиски на нем отличались тем, что земля, где ни копни, была твердая, как камень, а вокруг лежали груды неубранных корнеплодов, напоминавших брюкву. Убирать-то их на самом деле убирали, но убирали, похоже, вслепую, некоторые не были даже выкопаны.

– Совсем не копается,– посетовал Димка, когда мы с Игорем подошли к нему.

– Ты б к Андрюхе подошел, он бы тебе рассказал нюансы работы с прибором, – подумав, посоветовал брат, – у него неплохой опыт, да и приборы разные были.

– Ай, – отмахнулся Дима.

Копать саперными лопатками окаменевшую землю было очень сложно и из находок на этом месте мы приобрели свинцовую пломбу да старый брезентовый ремень с пряжкой. Комрады же нашли несколько гильз, пулю и еще какую-то мелочь.

Смеркалось. Мы вернулись к машинам и попрощались с ребятами.




Домой



– Неплохо сегодня походили, – подвел итог выезда брат, на что Димка возразил: «Но они больше по полям работают, специфика не та, да и носятся много. А мы приезжаем, смотрим место, и если оно нам нравится, начинаем искать».

– А мне понравилось, – сказал я, – новый опыт, новые знания, новая техника работы, новые люди. Обязательно надо будет повторить.

– Это точно, – согласились Дима с Братом.

Сегодня мы приобрели много больше, чем находки. Опыт бесценен.







Powered by php | Kalyaked by RIP