"За кладом" :: Год 2014

Два летних воскресенья



Эпиграф:

Худое лето, коли копа нету.



Воскресенье Июля



Жара стояла неимоверная. Не хотелось не то, что двигаться, - дышалось с трудом. Дел и проблем навалилась уйма, все это не могло не отразиться на нервах и общем состоянии здоровья; депрессия и усталость от работы стали все чаще проявляться головными болями. Возможно, именно поэтому я искренне обрадовался неожиданному случаю вновь взять в руки МД и выехать на природу, полностью отдавшись любимому занятию.

Воскресенье выдалось на удивление пасмурным: небо закрывали плотные серые тучи, а легкий ветерок нес свежесть и прохладу. Такой погоде я всегда несказанно рад – она дает возможность подольше поработать с МД. Ведь в жаркий летний день, когда солнце своими лучами плавит все вокруг, долго ходить по полю достаточно сложно – можно с легкостью получить тепловой удар. Впрочем, в жару везде нелегко, в лесу тоже возникают свои сложности. Представляете: едкий пот разъедает вам глаза, руки в грязи, а вокруг вьются тучи гнуса, голодного и кровожадного, ждущего, пока вы снимете москитную сетку, чтобы тут же облепить ваше лицо.

Но не будем о грустном и вернемся к повествованию об очередном нашем приключении.

В шесть утра я уже выехал со стоянки в направлении своего дома, предварительно раза три или четыре перезвонив Димке, дабы удостовериться в том, что он действительно проснулся.

В шесть ноль пять я нервничал у подъезда, ожидая нашего с Игорем друга, то и дело, посматривая на часы бортового компьютера, и буквально считал секунды.

В шесть пятнадцать джип был накормлен двадцатью литрами девяносто второго бензина.

В полседьмого мы все были в салоне машины, и наша экспедиция отправилась по новому маршруту, но на старое место – впереди вновь ждали приключения, французы и старый замок, который нам так и не удалось найти.

Что-то неведомое тянуло нашу троицу в то же место, а мы и не сопротивлялись, всецело отдав себя в руки проказницы-судьбы.




Прячем машину



На поле, где когда-то стоял замок, в этот раз прибыли быстрее, чем в прошлый – новая дорога оказалась и короче, и лучше, да и места мы уже частично изучили.

Остановившись, мы вышли и решили осмотреться.

– Хочу на тот пригорок сходить, – проговорил Димка, – да и поле в прошлый раз начал, надо бы продолжить.

– А по мне, так искать тут надо, ближе к воде, – я смотрел на небольшой участок, поросший травой, который мы не успели прозвонить в прошлый раз. – Чутье мне подсказывает – здесь у нас больше шансов найти что-нибудь действительно интересное.

– Да и там и там успеем, – Игорь глянул на поле, – давайте оттуда начнем, сейчас посмотрим, что там да как, может, и машину заодно переставим.

До дальнего края поля, что раскинулось за лесной дорогой, путь был не близкий. Кроме всего прочего, пробежались по краю леса, но он, к сожалению, не представлял собой удобного места для поиска, поскольку сплошь порос густым, непроходимым кустарником. Заезда как такового на поле не было, но ведь у нас джип, а не легковушка, поэтому, найдя подходящую низинку, в которой можно было организовать скрытую от посторонних глаз стоянку, мы отправились за машиной. Сказано–сделано. Джип с легкостью преодолел все преграды. Теперь нас нельзя было заметить ни с дороги, ни с противоположной стороны поля.




Комрад



Вернусь в своем повествовании на несколько минут назад и немного смешаю время, дополнив начало своего рассказа.

Когда мы возвращались за машиной, чтобы ее переставить, обратили внимание на парня, шедшего по полю с аськой в руках.

– О! Комрад! – вырвалось у всех нас одновременно. Воистину занятная встреча - за все время мы первый раз увидали на поле коллегу.

– Пойду пообщаюсь, – Димка направился к пареньку.

– Поздоровайся с ним хоть,– улыбнулся я, а Игорь добавил – Скажи: «ни гвоздя, ни пробки». Димка только отмахнулся.

– Никакого этикета, – посмеялись мы.

На старом месте, рядом с нашей, стояла маленькая машинка красного цвета, покрытая пылью дорог, отчего казалась совершенно неброской.

Мы быстро переехали на новое место и направились знакомиться с коллегой по цеху.

– Ни гвоздя, ни пробки, – поздоровались мы.

– Как успехи? – любопытство одолевало, – есть ли что-нибудь интересное?

– Да я вот уже показывал вашему товарищу, – парень протянул мобильник, – чуть ниже на дороге нашел небольшой мешочек картечи. Кто-то явно спрятал. Тридцать восемь штук. Я сначала одну нашел. – Мы увидели изображение лопаты с грудой свинцовых шариков. – У вас какой прибор?

– Аська трехсот пятидесятая и терка семьсот пятая, – ответил брат, а я поинтересовался: Как звенели? У нас пара таких же была в прошлый раз – так четко цветом…

– И у меня на двести пятидесятой аське тоже цветом.

– Сам-то откуда будешь? – полюбопытствовал Игорь.

– Со столицы. А тут у тестя дача, он по рыбалке больше, у меня же свой интерес, – помолчав немного, парень сам задал вопрос, – а вы-то откуда будете?

– И мы оттуда же, – видя, как удивленно он смотрит на номера, принадлежавшие региону, я довольно добавил, – так удобнее. С вашего позволения, сейчас вернемся.

Нам надо было переодеться и собрать терку. Через минут пять мы вернулись.

– Хороший МД, но для меня пока дорогой, – паренек рассматривал терку и в глазах его был виден неподдельный интерес.

– Для нас тоже дороговато, мы все вскладчину берем, – ответил Игорь, – а давно копаешь?

– Да второй сезон, – глаза комрада на миг остекленели, его взгляд устремился вдаль, в пустоту, казалось, он с наслаждением вспоминал свои предыдущие приключения. – Меня сосед как-то взял на коп, там этим делом и заразился, а после я себе прибор купил. Дорого, конечно, но все же. Это для души надо. Понимаете?

–Как не понять, понимаем. Сами такие. А что-нибудь интересное находил за свою практику? – поинтересовался я. – Мы вот тоже второй сезон, а всего пока несколько монеток нашли. Еще гильзы, пули, подковы. «Шмурдяк» всякий…

– Да не особо. У меня тоже была пара монеток, – комрад задумался, – мы как-то на старую церковь ездили, там рядом, по весне, к слову, слет кладоискателей был. Так вот там, под кирпичами, я закладуху и нашел. В кувшинчике. Монет пять. А понюхайте теркой картечь, что она скажет?

Терка выдала четкий цветной сигнал, после чего мы обсудили цифровые показатели, немного поговорили о ТТХ наших детекторов и катушек, уточнили друг у друга, на каких форумах бываем, пожелали удачи и разошлись.

Комрад, быстро шагая, направился к опушке леса, он махал аськой из стороны в сторону как качелями, что выдавало в нем любителя.

-Интересный пацан, – задумчиво изрек Димка, – чего-то не договаривает.

– А ты вот так с ходу хотел, чтобы он тебе все взял и выложил? – съехидничал Игорь.

Первое, что мы сделали, так это тут же, не отходя, зарыли Земляному Дедушке подарки. Надеюсь, старик остался доволен.




Отец комрада



Терка показывала, что земля под нашими ногами буквально напичкана мелким железом, естественно, мы с братом не смотрели такие сигналы. Димка же, напротив, как засел у первого сигнала прямо у машины, так и не отходил от места, буквально зарываясь в землю.

Мы успели удалиться метров на сто от машины, как я заметил движение в кустах.

– Дим, аккуратно, – передал я по рации другу, одновременно показывая на кусты брату, – От тебя на час движение. Пока не вижу кто, может человек, а может живность какая.

– Не вижу ничего, – отозвался Игорь, но приглядевшись, увидел и он, – ах да, точно, человек.

– Дима, прием, – я снова включил рацию, – объект опознан. Это абориген.

– Понял, – прохрипела рация голосом Димы.

Вскоре «абориген» вышел из лесу и направился прямиком к нам. Невысокий мужчина среднего телосложения, лет сорока пяти, с ножом в руках и пакетом грибов.

– Здравствуйте, – поздоровался абориген.

– Доброе утро, – ответил я.

– И как? Удачно?

– Конечно, – не растерялся я, – очищаем поле от металломусора. Вот гвозди всякие, обломки всевозможных деталей. Все сносим к окраине поля и складываем в одну кучу.

- Вот и зять мой ходит да все без толку, – мужик вздохнул, – а я вот решил по грибам пробежаться, пока он тут бродит. У меня здесь дача рядом. Вчера приехали из города.

Мужик еще минут десять следовал за нами, пока мы не откопали кусок рессоры, после чего его интерес прямо на глазах угас и он, попрощавшись, отправился к противоположному краю поля, где вскоре исчез в листве кустарника.

– Комрад говорит, что тесть рыбак, я задумался, – тесть говорит, что он грибник.

– Не заморачивайся, – посоветовал брат и мы отправились дальше очищать поле от металломусора.





Сварщик



В поле было полно металлолома, среди которого цветные сигналы попадались крайне редко. За час мы нашли несколько обломков медного держателя кабеля или это были обрывки стяжки – понять, что же у нас на самом деле в руках, оказалось крайне тяжело.

– Нашли что-нибудь? – Димка говорил громко.

– Один хлам, – ответил я, – мы еще до пригорка дойдем и вернемся к замку. А у тебя как?

– Да все тоже. Никак не могу отрыть, – в голосе Димки чувствовалось напряжение, – что-то здоровое и цветное, а вокруг полно гвоздей.

– Ну рой, рой, – ухмыльнулись мы в устройство связи.

Долгожданный цветной сигнал оказался таким неожиданным, что где-то далеко в груди что-то резко екнуло, отчего по телу пробежала волна мурашек и тепла. Именно ради таких моментов и ходишь с МД в руках.

Сердце бешено забилось: что же там внизу под слоем земли?

Электрод! Представляете? Посреди поля, у черта на куличках, в земле лежал целый электрод. Целый и в идеальном состоянии! Будто из пачки только что выпал.

– Кому рассказать, не поверят, – я вертел в руках находку, – ну-ка, «понюхай» еще.

И снова цветной сигнал. И снова электрод… Так мы нашли с десяток вполне пригодных электродов.

– Дима, тебе электроды надо? – подколол я друга. В ответ рация выдала порцию ругательств, из которых следовало, что мы можем оставить свои находки при себе.

– Может тут и сварщик где-то рядом зарыт? – предположил Игорь.

– Не удивлюсь, если это так, – согласился я, – пойдем обратно, посмотрим, что там Димон отрыл, а после – к замку.

Димка за все время нашел кучу гвоздей, здоровую ржавую деталь неизвестного происхождения и несколько подосиновиков. Обсудив находки, мы отправились к машине и переехали к замку, Димка же пошел к лесу, где впоследствии отрыл длинную старую цепь, звенья которой не были кованными, а соединялись между собой посредством скрутки.

Цепь мы оставили на краю леса – авось кому сгодится.




Находки на месте замка.



Первой находкой на поле оказалась половина подковы. Это без сомнения была вторая половина той подковы, что я нашел в прошлый раз недалеко в лесу.

– Ха. А я знаю, где вторая половина, – я протянул брату половину подковы с мощными грунтозацепами.

– Эх хороша, жаль, что не целиком, – Игорь вздохнул, – эпичнейшая бы была подкова!

Следующий сигнал подарил нам кусок оплавленного олова. Дальше пошли осколки и расплющенные временем и сельхозтехникой гильзы.

Через пять минут раздался очередной четкий цветной сигнал. Легкое движение лопаткой и Игорю в руки из кома земли выпало что-то круглое, желтое и блестящее.

– Монета! – выдохнул он.

– Золотая? – так же на выдохе спросил я, сердце бешено заколотилось.

– Не похоже, – после некоторой паузы произнес Игорь, протирая монетку пальцами. – Копейка. Тысяча девятьсот двадцать третий год. Похоже.

– Дай, ка, – я протянул руку.

Монета была теплая с небольшими черными выщерблинами.

– Да, похоже на двадцать третий, но надо почистить,– монетка отправилась в отдельный карман, предназначенный специально для мелких находок.

Следующая находка не заставила себя долго ждать – пуля, затем еще одна и еще. Прибор пищал не переставая. Метров через пять пошли гильзы.

– Похоже, в этот раз мы перевыполнили план и по пулям, – улыбнулся Игорь, – и по гильзам.

Мы постепенно приблизились к Димке. Тот вовсю орудовал лопатой и раскопал довольно глубокую яму.

– Ты сегодня хочешь выкопать землянку? – не удержался Игорь.

–Никак не могу найти, – объяснил Дима, – замечательный цветной сигнал. Прозвоните-ка теркой.

– Там, – сказал брат после нескольких движений МД, – сигнал хороший. В цвет…

– Да я уже задолбался, – в сердцах произнес Дима, – ну его к черту.

– Погоди, сейчас я тебе вмиг достану твой цвет, – я взял Димкин фискарь.

Через несколько минут в руках у меня оказалась старая гильза. Правда, я вымазался по уши в грязи, но мне было все равно, ведь Димка радовался, что наконец удалось откопать заветную находку.

До того момента, как мы собрались завершить наши сегодняшние приключения и отправиться пообедать, наши карманы пополнили еще несколько гильз и пуль.




Обед



К сожалению, место, где мы обедали в прошлый раз, было занято странной пожилой семейной парочкой, одетой в камуфляж и хаотично носившейся вокруг своей машины. Всякое можно встретить в лесу.

Начинал капать дождь, и мы решили перекусить прямо там, где остановились. Я открыл багажник джипа – получился импровизированный навес и стол. Так, под шум дождя, с видом на речку и пообедали.

Дорога назад показалась незаметной. Так всегда, когда едешь домой.




Дома



– А знаешь, копейка-то наша стоит сто баксов, – звонок Игоря застал меня за восстановлением копеечной монетки, которая ну никак не желала чиститься. Коррозия сильно повредила монету, но все же мне удалось немного привести ее в достойный вид.

– Ничего себе. Пойду-ка гляну по каталогам, – я заинтересовался, – только год там на поверку оказался не двадцать третий, а двадцать восьмой.

– Это хуже, – огорчился брат.

Действительно, стоимость одной копейки 1923 года на различных форумах варьировалась от семидесяти до ста пятидесяти долларов. Копейка же 1928 года стоила около пяти-семи, о чем я тут же не преминул сообщить Игорю.

Монета пополнила нашу коллекцию. Продавать ее и в мыслях не было, ведь история в руках во сто крат дороже каких-то замусоленных бумажек.

Гильзы были в основном от немецких патронов и относились к периоду второй мировой. Несколько гильз были от берданок и одна от «мосинки». Те, что подлежали восстановлению, я вычистил и аккуратно сложил, остальные попросту выкинул, поскольку они банально разваливались в руках.

С пулями история вышла интересней – все они оказались иностранного производства, на донышке у каждой имелась гравировка. Я много времени провел в поисках классификации пуль, но так толком ничего и не нашел. Зато сам факт маркировки стал для меня интересным открытием.

Димка, помимо всего прочего, нашел несколько шариков картечи, чему был несказанно рад.

Итог

День подарил нам массу ярких впечатлений и переживаний, а находки доставили непередаваемую радость.

А еще – чистый воздух и природа лечат душу и тело, земля заряжает энергией и придает сил на много дней вперед.

Воскресенье августа

Загадочное исчезновение Игоря и улитки из другого мира

Лето выдалось богатым на яркие события, одним из которых стало рождение сына со всеми вытекающими последствиями. Что же касается воскресенья, на которое мы запланировали выезд, то на нем, помимо прочего, мы собрались отметить еще и мое тридцатипятилетие. В общем, решили посетить старинный родник, исчезнувшую часовню, несколько хуторов да в придачу напоить Земляного Дедушку.

Я, как всегда, собрался с вечера и потому утром, чуть раньше оговоренного срока, ждал у подъезда Димку. Все бы шло своим чередом, но этим утром мне никак не удавалось дозвониться до брата, он не поднимал трубку. Одно дело, когда он жил у родителей и совершенно другое, когда снимал квартиру. В общем, тот факт, что еще вчера Игорь рвался в бой, а сегодня исчез, меня волновал. Думать о плохом совершенно не хотелось, поэтому звонков эдак после тридцати мы с Димкой сошлись на мысли о том, что брат потерял мобильник, и отправились в путь вдвоем. Если же мы ошиблись… В общем, в самом крайнем случае решили, что вернемся за Игорем, если тот перезвонит, а мы не успеем выехать за город или отъехать слишком далеко.

Игорь так и не перезвонил.

Машина в дороге хороша тем, что ты волен остановиться в любой момент, дабы осмотреть достопримечательности, или с любой другой целью. Мы остановились на кемпинге километрах в тридцати от столицы, чтобы размяться. Впрочем, кемпинг – это громко сказано. Заезд на небольшую стоянку, украшенную необычным навесом и двумя не менее загадочными скамейками. Странность двухметровых скамеек заключалась в том, что с одной стороны они заканчивались короткими бетонными наростами, чем-то отдаленно напоминавшими корни зуба, торчащие вверх, а с другой стороны полуметровыми желтыми рожками, один в один похожими на стаканчики от мороженого. Навес же крайне отдаленно напоминал то ли перевернутую дном вверх лодку, то ли гигантский скомканный лист неизвестного дерева.

Где-то в глубине подсознания у меня промелькнула мысль и я, несмотря на ранний час, успел схватить ее за хвост: «Димка, ты будешь смеяться, но это улитки».

– Где улитки? – растеряно переспросил Дима, и тут же начал шарить взглядом по траве в поисках моллюсков, – не вижу ни одной!

– Да вот же они. Смотри, – я указал на скамейки, – вот рожки, вот раковина.

– Тьфу-ты, – в сердцах сплюнул Димка, – у человека, сотворившее такое безобразие, очень воспаленное воображение.

– Пугает то, что мы поняли, что это такое, – я задумчиво потянулся за фотоаппаратом, – то есть, у нас воображение тоже еще то.

– Утро, – изрек Димка, – просто мы мало спали. Вот и мерещится всякая дрянь.

– Ты не думаешь, что утро сегодня началось как-то странно? – поинтересовался я.

– Есть немного, – согласился Димка.

И мы сели в джип, чтобы продолжить наш путь. Дорога через деревни была ужасной, в конце концов я еще чуть не лишился колеса, когда наехал на лужу посреди дороги. Когда машина проваливается в бездонную яму, ощущения, прямо скажем, не из лучших. Смеха мало, но сон, как рукой сняло, особенно у Димки, поскольку яма была как раз с его стороны. Уже много позже мы узнали, что в этом месте прямо посреди проезжей части забил ключ, а местные даже не удосужились его огородить, только сидели днями и наблюдали, как автолюбители портят свои машины. Хотя нет, они расчистили и углубили родник. Зачем? Видимо, потехи ради.

Спаивание дедушек

Добирались до родника с приключениями.

Дорогу я помнил смутно, поскольку был в этих краях всего лишь раз, да и то достаточно давно. «А как же координаты?», наверняка спросите вы. Так вот, координат места у нас не было вовсе. После нескольких поворотов не туда, после езды по полю наперегонки с коровами, после сложной трассы с препятствиями в виде тюков сена, обмотанных полиэтиленом, я остановил джип на краю обрыва у густого кустарника.

Наблюдать за удивлением Димки, после того, как я показал ему спуск к роднику, абсолютно незаметный с расстояния в метр, было одно удовольствие. Представьте себе густую стену растительности, пройдя через которую, вы попадаете в совершенно другой мир. Вот и Димка, как в зазеркалье попал.

Для начала мы решили набрать воды во фляги и мою емкость, но к превеликому сожалению внизу копошились люди – набирали водой с десяток двадцатилитровых пластиковых емкостей. Как говорится, кто первый встает, тому и родник…

– Доброе утро, – поздоровались мы, – как водичка?

– Замечательно, – один из мужчин поднял голову, подозрительно осмотрел нас и поздоровался,– доброе, доброе.

– Мужики, как бы нам водицы набрать? – поинтересовался Димка, – вам еще долго, а нам совсем немного надо.

– Да пожалуйста, – ответил нам второй и пыхтя встал с колен. Над ручейком, прямо у обложенного камнем места, где из-под земли бил ключ, был сделан импровизированный узкий мостик из доски. – А откуда будете?

– Со столицы мы, – сказал я, – долго вода стоит?

– Да недели с две, если в погреб ставить, а так мы ее для засолки огурцов используем,– я взял у говорящего старый белый изнутри и розовый снаружи пластмассовый кувшин, тот самый, со знаком качества СССР, который когда-то был в каждом доме...

С кувшином я быстро наполнил емкость, после чего мы набрали воду во фляги.

Кристально-чистая вода была такой ледяной, что зубы сводило при первом же глотке, но такой бесконечно вкусной, что после этого, первого, глотка я был не в силах оторваться, пока не выпил флягу до дна.

– В этот раз его расчистили, – проговорил наш собеседник. – Весной дело совсем худо было. Еще бы кто кресты поровнял…

И действительно, рядом стояли два покосившихся креста, на одном из которых висела маленькая иконка. Кресты, мягко говоря, дышали на ладан.

Мы попрощались и отправились назад к машине. Димка торжественно подарил мне строительную каску, сувенирный набор стопок и настольную игру. Изучать родник было невозможно, поэтому мы взяли еду, виски, стопки и отправились на берег реки отмечать мой юбилей.

Вид на спокойную реку был замечательный. Метрах в трехстах, в камышах, напоминая опрокинутый буй, дрейфовал тюк сена, обмотанный белым целлофаном по какой-то свежекупленной заморской технологии. Видимо, кто-то скатил его с крутого берега, надеясь ниже по течению выловить сено из воды, но не рассчитал того, что река в этих местах сильно петляет и имеет много тихих затонов. Противоположный берег радовал глаз буйством яркой зеленой растительности. Справа, наклонившись над водой так низко, что, казалось, еще чуть-чуть и упадет, плакала старая, покрытая мхом, ива, а вокруг пели птицы.

– Поделишься потом впечатлениями, каким было виски, – сказал я, – сейчас я вам троим налью.

– Кому троим? – Димка недоуменно посмотрел на меня.

– Как кому? Тебе, Земляному Дедушке, ну и Полевику, конечно, он наверняка сейчас на иве притаился, – невозмутимо ответил я.

– Наливай, – согласился Димка.

Поскольку я не пью, то ограничился яблочным соком. Так и отдыхали, сидя на стволе рухнувшего в реку старого дуба, пока не насытились.

После празднования в кампании духов, решено было отправиться к часовне, благо она несколько веков тому стояла совсем рядом, аккурат позади нас.

Кстати, вискарь Димке очень понравился, что же касается Земляного Дедушки и Полевика, то, думаю, и они остались весьма довольны.

Часовенка

Для разминки мы достали терку, но Димке работа с ней не слишком понравилась, и он решил не изменять своим привычкам.

– С аськой мне спокойней, я уже по звуку определяю, что там внизу, – объяснил друг.

Мне показалось очень странным, когда у меня буквально через две минуты работы разрядились заряженные накануне вечером аккумуляторы. Пришлось возвращаться к машине за новыми. На месте часовенки было много металломусора, потому мы подошли к оврагу, разрезавшему обрыв надвое – наверняка, вода могла вымыть что-нибудь интересное. И действительно, четкий цветной сигнал не заставил себя долго ждать. Он подарил мне небольшой медный диск с веревкой. На этом предмете все находки надолго закончились. Пройдя вдоль берега весьма серьезное расстояние, мы нашли лишь пару кусков проволоки, рыболовное грузило да пробку.

Земля вокруг нас звенела черным металлом. Казалось, не будет конца одним и тем же пустым, не приносящим ничего, кроме трухлявой ржавчины, сигналам, но… Легкое движение штангой и под катушкой четкий цветной сигнал от крупного объекта. Я копал так, как никогда, а ведь виной всему воображение. Приходилось прорубаться сквозь корни дуба, выгребать руками землю, а поинтер раз за разом говорил, что цель близка. Щуп звуком показывал металл. Сердце неистово колотилось. В итоге я докопал до слоя ржавчины, а после и до самого ее источника. «Источник» что-то отдаленно напоминал, но я не мог никак понять, что. Под металлом простукивалась пустота, и на миг мне показалось, что передо мной небольшой сундучок, точнее, одна из его стенок. Каково же было мое разочарование, когда я достал, ну вот в жизни не догадаетесь что. Штык совковой лопаты!

–– Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, – Димка постучал находкой по дубу, сбивая грязь и ржавчину. – А лопата то старая, сейчас таких не делают. Смотри, сверху для прочности есть дополнительное ребро жесткости.

– Да уж… Точно не делают… – грустно сказал я, – возьмем ее с собой.

Так и не найдя ничего дельного, мы отправились исследовать овраги у родника. К сожалению, на соседней поляне рыбаки с шумом разворачивали лагерь, так что полноценно поработать на этом месте не удалось. Что же касается тех участков, по которым мы пробежались… Что ж… Честно сказать, такому выбору бутылок от алкоголя позавидует любой специализированный магазин. Люди превратили всю близлежащую местность вокруг родника в одну огромную свалку. Мы даже на скрученные носки наткнулись, что стало поводом для серии Димкиных шуток.

Ненайденные хутора или по полю на джипе

Навигатор вел нас через бурелом, не заботясь о том, есть ли впереди дорога или нет. Лес очень скоро закончился, и мы выехали на луг. Луг с горем пополам кое-как пересекли, после чего совершенно случайно нашли проселочную дорогу, но ее тут же потеряли, въехав в очередной лесной массив, где умудрились преодолеть почтительное расстояние по просеке…

Переживания, когда после всех злоключений мы выехали на поле, непередаваемы. Где-то там, за полем, начинался непроходимый кустарник, а за кустарником, в свою очередь, находился первый из двух хуторов.

Джип резво ехал по полю, а Димка то и дело давал ценные указания, корректируя мои действия.

К сожалению, мы не нашли первый хутор, ровно, как и второй – слишком уж непролазными оказались места. Зато я узнал больше о возможностях машины, чему оказался несказанно рад.

Впрочем, будь у нас с собой распечатанные карты, мы бы наверняка продолжили свой путь пешком и достигли цели.

Димкино чутье и виски.

После всех приключений, практически вернувшись к роднику, мы свернули к краю поля и, спрятав машину на границе с лесом, в котором Димка ранее заприметил окопы, задумали перекусить.

Дима снова выпил с Земляным Дедушкой, а я составил им компанию, налив себе кофе. Над головой ветер рвал облака, крича, летала кругами большая хищная птица.

– Мы тут точно что-нибудь найдем, – предположил Дима, – чутье мне подсказывает, что надо искать.

– Не уверен, но давай пройдемся, – отозвался я, – а так чутье мне подсказывает, что надо отдохнуть. – И я налил себе очередную чашку кофе.

Да уж… Если и были у нас сегодня неудачные места, то это оказалось самым главным среди них. Местные давно облюбовали этот лесок, превратив окопы в своеобразную свалку – гудело абсолютно все. Консервные банки, куски проволоки, бухарские дехремы, полоски жести – да чего тут только не было. А, самое главное, чего не было, так это не было интересных находок.

– Виски и чуйка несовместимы, – вздохнул Димка, – но признаюсь, вискарь мне понравился.

Вместо привычной концовки

День закончился замечательно, и даже брат нашелся – виной его «прогула» оказалась бутылка хорошего красного вина и богатырский сон после ее распития.

Для себя я давно сделал вывод, что алкоголь и приключения, в хорошем смысле этого слова, вещи совершенно несовместимые.






Powered by php | Kalyaked by RIP