"За кладом" :: Год 2014

Майские зарисовки.



Эпиграф:

Ребенку любая находка на вес золота. (С) я.



Первомай и другие.





Наконец мы ее нашли!



Приехал я на майские праздники на дачу к своему другу Сереге. Конечно же, приехал не с пустыми руками, а с прибором. Как-никак мир, труд, май и все такое… Сыну Сереги Сашке прошлый наш поход очень понравился, и я пообещал его повторить. Праздники оказались как никогда кстати. В общем, сдержал я слово. И если Серега, отдав трудовой долг семье и грядкам, отказался от похода в лес в пользу мирного сна майским утром, плавно переходящим в майский день, то мы втроем с его сыном и супругой отправились на поиски клада.

Нет, мы не пошли в аномальную зону – нечего там делать с ребенком и женщиной, мы пошли в совершенно другую, можно смело сказать, противоположную сторону.

Лес был чистым и даже светлым, ласково светило солнышко, весело щебетали о чем-то своем птицы, теплый легкий ветерок разгонял жаркий майский воздух, добавляя в общую картину утреннюю свежесть. Идти было легко – дачники за всю многолетнюю историю дач вынесли из леса весь бурелом и протоптали множество тропинок. В общем, по пути мы наслаждались природой.

– А я все-таки нашла ее, – сказала Оля, – мы в прошлый раз не туда свернули.

– Да, она тут совсем рядом, – почти выкрикнул Сашка, – дядя Андрей, пойдем, я покажу, где землянка.

Действительно, до землянки мы дошли за каких-то минут пять, не больше. Осмотрев выступающие из земли прогнившие замшелые бревна, провалившийся потолок, и оценив объем работ, я понял, что мне одному тут нечего делать.

Впрочем… – немного помолчав, я достал и собрал «терку», а затем отдал МД Сашке. – Подержи-ка, Саш. А я пока подарок Земляному Дедушке сделаю, – я достал лопатку и закопал в землю несколько бумажных купюр.

–А кто это? – удивился Саша, – Земляной Дедушка.

– Помнишь, мы в том году ночью его угощали на опушке? – спросила Оля, а я добавил: Дедушка – хозяин всех кладов земных, мы ему сейчас подарок сделаем, а он нам взамен что-нибудь подарит.

– А он нам точно подарит что-нибудь? – не унимался Сашка.

– Не знаю, Саш, – откровенно ответил я, – может, птичку или животинку какую покажет, может, монетку или ножик подложит, может, пробок горсть сыпанет, а может еще что. Кто его, старика, знает.

Я надел рюкзак, настроил «терку» и сделал пару пробных движений, прибор тут же показал крупный цветной предмет.

– О как, – вырвалось у меня от неожиданности, – а вот и привет от Дедушки.

«Приветом от Дедушки» оказался квадратный лист жести полметра на полметра.

Землянка и все вокруг нее было превращено дачниками в свалку мусора. Скажите мне, что это за люди такие?

А люди на дачах, похоже, разные живут. Вот взять Серегу – который год ведет борьбу за то, чтобы не выносили мусор на опушку, очищает лес от хлама, ведет с людьми разъяснительную работу. Но нет, находятся моральные уроды, ленивцы, коим лень дойти до мусорных баков – все в лес тянут. Вот разрешили бы оружие носить, я думаю, быстро бы все стало на свои места.

После часа «работы» вокруг землянки мы отправились дальше несолоно хлебавши. Самое большое удовольствие за это время, судя по виду, получил Сашка – он и покопал, и поинтером в землю потыркал, да и пару банок консервных нашел.

– Держи, Саня, – я отрегулировав длину штанги и протянул прибор парню.

Сашка – парень смышленый, много смотрел, как я работаю, вместо того, чтобы ловить ворон, поэтому долго ему ничего объяснять не пришлось, разве что движения прибором «поставить».

– Саш, сосредоточься на том, что хочешь найти, – посоветовал я, когда Саня взглядом поинтересовался, куда ему идти, – можешь закрыть глаза, чтобы ничто не мешало, и иди, куда почувствуешь.

Сашка закрыл глаза, сделал несколько неуверенных шагов прямо, затем остановился и уверенно шагнул направо.

Так мы нашли с десяток пробок, старый трансформатор, систему охлаждения из нескольких радиаторов и, не поверите, пробку из-под кефира. Да-да! Помните, в СССР был бутылочный кефир с зелеными пробками из толстой фольги? Оказывается, они прекрасно сохраняются в земле! А теперь представьте, каково найти такую пробку парню, родившемуся уже после развала великой державы? А как его глаза загорелись, когда я ему сообщил, что эта пробка в два раза его старше. Да ради таких моментов и стоит жить.

Попробовала работать с МД и Ольга. Знаете, очень ей понравилось это занятие, правда, с непривычки рука быстро устала, но ничего, пару пробок и она нашла.

Что касается меня, то я просто откапывал то, что Оля с сыном находили. Мое чутье меня никогда не обманывало, и я точно знал, что ничего путного мы сегодня не найдем.

Несмотря ни на что, день в лесу мы провели замечательно, а Сашка, тащил радиаторы аж до самой дачи и только когда заметил в одном из патрубков нескольких больших рыжих муравьев, бросил свою ношу, но место запомнил и решил вернуться сюда завтра, с отцом.

Сашке понравилось тренировать свою интуицию, Ольга сказала, что в следующий раз, если он будет, тоже пойдет с нами на поиски, а я понял, что надо учиться у детей радоваться любой находке, пусть даже это будет очередная пробка и уж тем более, если это будет пробка от кефира. Ведь только с таким отношением к поиску у меня получится достичь самых высоких результатов.




Наитие и пряжка



Я уже неделю отдыхал на даче и все никак не мог найти минутку, чтобы вырваться из круговерти быта на поиски клада. То Михалыч на рыбалку позовет, то жена какой-нибудь ерундой по дому загрузит, то съездить в магазин, то на станцию, то дождь начинается, то одежда сушится… Только освободишься, только соберешься – глядь, а уже вечер давно начался, пора мангал разжигать.

В общем, чудом вырвался. Перед самым отъездом домой плюнул на все и ушел в лес. Потому что нельзя так, чтобы душа и тело порознь были.

Поскольку недавно прошли сильные дожди, уровень воды в реке поднялся, вода подтопила луг и скрыла остатки старых мостов, так что отправился я за кладбище домашних животных, туда, где мы с Игорем краник нашли. Пошел без карты, взяв с собой только флягу, лопатку и МД. Пошел просто, полагаясь на интуицию.

Поле было не узнать: посевы взошли и теперь были почти по колено. Куда тут прибором махать – не коса же. Постоял я минуты две, вглядываясь в колышущееся бескрайнее, кажущееся салатово-голубым, море молодой ржи, прислушиваясь к внутреннему голосу, покачал головой с досады, да и вернулся в лесополосу, из которой вышел.

Тут, среди деревьев, было прохладно, легкий ветерок разгонял полуденную жару. Вокруг приятно пели птицы и противно пищали надоедливые комары. Где-то там, далеко слева, в деревне, прокричал петух, и все никак не хотела уняться, захлебываясь лаем, собака.

Прибор я собрал и настроил быстро – теперь это не было для меня трудным делом. Сами понимаете – практика дает результат. Дедушка получил в подарок денежки и пиво, чему, надеюсь, очень обрадовался.

Время поджимало и я, не теряя ни секунды, приступил к поискам.

Первый цветной сигнал – и в моей руке «бухарский дехрем».

Что ж, это тоже находка.

Второй сигнал – алюминиевая проволока, третий – медная, четвертый… ЧЕТВЕРТЫЙ! Неужто, золотая? Ан нет – колючая… Ржавая, колючая проволока. Вот дедушка, вот юморист. А я было губу раскатал.

Перед тем, как наткнуться на мою последнюю за сегодняшний день находку, я нашел немало пробок и консервных банок всевозможного размера, состояния и возраста. Но, в конце концов, «терка» звонко и уверенно пискнула, а я, потерев ладони в ожидании удачи, с энтузиазмом взялся за дело. Впрочем, сильно я не перетрудился. Давно заметил, что земля имеет интереснейшее свойство – выталкивать предметы наверх, и редкую находку приходится извлекать, к примеру, из хитросплетения корней. Практически сразу же в моих руках оказалась почерневшая от времени пряжка. Нет, не было там надписи «Gott mit uns», а была пятиконечная советская звезда.

Состояние пряжки было выше всяких похвал.

«Моя первая пряжка», – вновь и вновь звучало в моей голове, и я радовался находке, радовался искренне, как ребенок.

Больше рядом ничего не было, мое время на сегодня истекло, и я в тени раскидистых деревьев нехотя побрел домой.




С женой за гильзами



И снова я на даче, и снова быт, и снова идут дожди. Пусть так. Пусть приходится накрывать и раскрывать импровизированную теплицу каждые пять-десять минут, борясь за будущее огурцов – все лучше, чем торчать в бетонной коробке.

Помните, как в песне:

«А я не хочу четыре стены, пол, потолок»

И чуть далее:

«Здесь, как всегда, и тепло, и уют,

Но мне покоя не знать!

Стены в обоях дышать не дают,

Мне б убежать, убежать!»

Вот и убегаю из дому при каждом удобном случае. И с дачи убегаю. Не всегда, правда удается, но я использую каждый удобный случай. Вот и сегодня – даже жену подговорил на совместный побег. Сложно переговорный процесс шел, как будто цену на газ с Украинской стороной утверждал. Взял ей стульчик, книгу электронную, воду, яблоко, нектарин. А как иначе-то заинтересовать? Нет, найди она в первый раз чемодан золота, тут уж конечно, за уши наверняка бы не оторвать было от такого увлечения, но вот чтоб так просто прогуляться с МД – тут обычно никакие уговоры не помогали.

Короче, всеми правдами-неправдами уговорил. Собрались и пошли мы в сторону речки. Вода поднялась высоко, но все же недостаточно, чтобы окончательно испортить мне настроение. Усадил я свою надзирательницу в тенек, отдал ей свои скромные пожитки, настроился, прибор настроил, дедушке подарок сделал. Дедушка в долгу не остался и тут же мне пробку подкинул – на мол, тебе, Андрей Борисович, дехрем бухарский, порадуйся… Пробка так пробка, и на том спасибо, что еще ожидать от берега реки, где ничего отродясь не было?

В общем, пока супруга читала книгу, я успел наковырять с десятка два пробок и помянуть поименно всех местных алкоголиков.

И тут терка пискнула по-особенному. Приятно так, мелодично. Заточенный «фискарь» с легкостью пронзил кочку и в руку мне упало что-то желтое, похожее на кольцо. Ох, как же екнуло у меня сердце. Неужто это колечко? Неужто обручальное? Да еще не простое, а золотое?

Куда уж там… Пробка. Правда, непонятно от чего пробка. Толстая, хорошо сохранившаяся. А уж до чего похожа то на кольцо была, пока от земли не отряхнул.

А дальше?

А дальше дедушка расщедрился на десяток ржавых гильз, не подлежащих восстановлению, то ли снаряд, то ли гильзу от него (тут уж простите, я проверять не стал – не интересны мне такие находки), обода от бочки и прочий хлам.

Пока дедушка устраивал мне аттракцион невиданной щедрости, Лена даже заснуть умудрилась. В общем, оба отдохнули каждый по-своему и отправились домой.

А в самом конце луга или в самом начале, если смотреть от дач, я ногой выбил из земли еще одну ржавую гильзу, после чего понял, что вся эта заболоченная местность представляет собой неплохой план работ… Правда, совершенно неинтересный для меня.

Впрочем, лучше уж за гильзами на болото, чем мелких карасей в луже удить. Или я не прав?




Ложка, пуговица и 20 копеек



Мне уже кажется, что я тут застрял навечно. Еще бы понятно – свой дом, своя земля, а так и расслабиться нельзя – в гостях же.

Сегодня мы приехали на дачу к Ленкиным родителям вдвоем с братом. Ну не на электричке же жене домой пилить, да и нам по полям, по лесам часок-другой полазать охота – авось, какую жестянку из «Федорино горе» Чуковского найдем.

Разгрузились, переоделись, собрались, отправились в путь. Все быстро, четко. А как же иначе?

Путь наш лежал через болото да малость подтопленный луг заливной к деревне соседской, что на другом от нас берегу стояла. Нет, в деревне искать не стали – выбрали берег с плакучими ивами напротив – не мозолить же «аборигенам» глаза.

– Дождь идет, – я посмотрел на безоблачное небо, – чудеса, да и только!

– Это с ив каплет, – Игорь показал на речку под деревьями. Действительно со старых деревьев беспрестанно капало. – Не зря же их плакучими назвали.

– Первый раз такое чудо вижу, – я задумался, пытаясь вспомнить подобное зрелище, но так и не смог в своей памяти ничего найти. – У нас у школы, помнишь, тоже росли и ничего не капало. И у дома ив полно…

– Серьезно, что ли, не видел? – Игорь был явно удивлен.

– Серьезно, – теперь я понял, почему ивы называют плакучими. Как говорят, век живи – век учись.

Подарок дедушке, как всегда сделали в меру своих возможностей, как всегда искренне, от всей души и сердца.

Первый сигнал – и в руки сама собой прыгнула желтая пуговица со звездочкой. Ого! Такой пуговки нас еще нет.

Проволока доставила нам немало хлопот прежде, чем мы поняли, что это проволока. Пусть так, пусть это просто кусок проволоки, зато как учащается пульс и как загораются глаза, когда ты не знаешь, что там, в земле, перед тобой.

Какой четкий цветной сигнал!

– Ложка! – Игорь оттирал находку от земли, – что-то тут написано. – Немного воды и надпись уже разборчива. «З – Д N145», – прочитал Игорь и добавил: Странно.

– Что странно? – поинтересовался я.

– «Зэ» и «Дэ» нашими буквами, а «Эн» латинская, – продолжал рассматривать ложку брат.

– Да уж, – тут и я призадумался, – надо будет поискать по клейму, чья она.

– Вот же место занятное, один котелок потерял, другой ложку, – Игорь осмотрелся.

Следующая находка не заставила себя долго ждать. Пятнадцатисантиметровый железный диск с отверстием, к которому был привязан обрывок старой капроновой веревки.

–Медаль, – изрек брат и подумав добавил, – или мишень.

– Может, знак какой у моста висел, – предположил я.

Диск был ржавый, никакой ценности не представлял и поэтому его мы не взяли, хотя, признаюсь честно, было желание запустить им в речку, дабы посмотреть, сколько раз он подпрыгнет. Вы же кидали в детстве плоские камушки-«лягушки» и считали, сколько раз каждый подпрыгнет? Помните? Старались, у кого больше получится.

Дальше пошли пробки и мусор, а мы дошли почти до места, где начиналась трясина. Ну вот может мне кто-нибудь объяснить, в чем состоит удовольствие напиваться на краю дурно пахнущего, чавкающего, выплевывающего липкие черные пузыри, смертельно-опасного болота?

Вернулись обратно на берег и решили пройтись на несколько метров в сторону от ив.

Первый же сигнал – и в наших руках донка с классическим по форме мотовильцем из дюрали и не менее классическим грузилом – гайкой. Помните, еще у Чехова рассказ такой был «Злоумышленник»?

Следующий сигнал – и перед нами бухта стального троса толщиной в палец. Посмотрели – эх, не достать его. Даже если до вечера вдвоем рыть будем – не сможем. Слишком уж перепутано все, да еще кусты проросли, земли много. Не стали доставать, решили, что, если пару дней будем на даче, сходим откопаем, а пока пусть лежит.

Пока я с наслаждением пил воду – ведь был как-никак очень жаркий день – Игорь умудрился найти двадцатикопеечную монету 1988 года. Монета почернела и нбыла в очень плохом состоянии.

– Самое интересное, – подытожил я, – что в каждом грунте одна и та же вещь будет звенеть по-разному.

– Это же логично, – возразил брат, – надо будет сделать «пробники».

– Ну да, приехали, сделали лунку, посмотрели, что к чему, и пошли работать, – мысль оказалась действительно стоящей и ее следовало со временем воплотить в жизнь.

Все остальные наши находки в этот день разделились на 3 части: пробки, мусор, гильзы; поэтому, побродив по берегу еще около часа, мы не спеша выдвинулись в сторону дома.

Загорели, опыт приобрели. Опять же не без находок день прошел. В общем, прекрасно провели свой выходной день.




Химия и свободное время



У каждого из нас найдется достаточно свободного времени, если того действительно захотеть, и много вариантов, как это освободившееся время с пользой потратить. Вот и у меня нашелся часок-другой, во время которых я решил привести в порядок наши находки, коих уже накопилось уже предостаточно: с десяток ржавых гильз, крышка от котелка, ложка, пряжка да двадцать копеек.

Итак, для начала достал я свой пластиковый контейнер, налил туда уксус и, положив внутрь гильзы, пряжку да монетку, так чтобы они полностью скрылись под поверхностью кислоты, стал просматривать «матчасть» по чистке алюминия, не забыв попутно глянуть состав металла монеты.

Медно-никелевый сплав имеет серебристый цвет, устойчив к механическим и химическим воздействиям. Врут же! Вот она передо мной, черная, изъеденная невесть чем. Ладно, оставим пока монету. Пусть полежит в уксусе, авось вычищу.

Я достал старую зубную щетку, которую супруга собиралась выкинуть, и ножницы. Сейчас, щеточка, я сделаю из тебя рабочий инструмент – щетинки были тотчас пострижены ровно наполовину, после чего щетка приобрела ужасный вид, но на ощупь стала более жесткой.

– Итак, – я взял в руку ложку, – каким же способом тебя убить?

Впрочем, до убийства дело не дошло, зато вот способов, изученных мной, оказалось действительно много.

Для начала я прочитал об уходе за алюминиевой посудой – мыть ее полагалось только водой с мылом или же горячей водой с нашатырным спиртом и содой. Вообще после любых операций, даже после мытья алюминиевую утварь полагалось дополнительно еще споласкивать и сушить.

Немного отойдя от темы, хочу заметить, что допустимая доза данного металла, которая может попасть в организм, составляет от тридцати до пятидесяти миллиграмм в сутки. Что тут такого? Ничего. Просто, если мы будем есть из алюминиевой тарелки алюминиевой ложкой и запивать вскипячённой в алюминиевом чайнике водой из алюминиевой чашки, то даже в этом случае в организм попадет не больше двух миллиграмм алюминия. Вы посмотрите на стариков – до какого возраста они дожили? А мы? Пластик, покрытия всех мастей, силикон, пластмасса? И мрем, как мухи, не дотянув и до полста…

Так вот. Если алюминиевый предмет потемнел, его можно протереть раствором уксуса. Если речь идет о кастрюле, то ее легко отмыть, если кипятить в ней воду с тремя- четырьмя ложками уксуса, в течение десяти - пятнадцати минут.

Я посмотрел на грязную, потемневшую ложку и направился в ванную. Вода быстро смыла грязь, а вот с уксусом пришлось повозиться – да, он достаточно быстро оттирает потемневшие места, но он же и растворяет алюминий. Раствор, которым и над которым я протирал ложку, буквально на глазах приобрел сизый окрас. Что касается соды, я попробовал и ее, но она работала гораздо хуже уксуса. Буквально через каких-то пять минут в руках у меня оказалась чистая ложка и выглядела она, если закрыть глаза на неровности да сделанные предыдущим владельцем изгибы перемычки и рукояти, как новенькая.

Можно было бы и яблоком свежеразрезанным протереть или с луком вскипятить, или в рассоле замочить, но я предпочел универсальное средство, коего специально для своих опытов купил несколько литров. Конечно же, я после очистки тщательно все сполоснул. А как же иначе…

Кстати, брат нашел много интересного про эту находку.

Сто сорок пятый военный завод имени С.М. Кирова.

Не принято было в те годы другие названия оборонным предприятиям давать. Организован завод был в 1941 году в городе Куйбышеве и с этим названием просуществовал аж до девятнадцатого апреля 1946 года. Дальше в истории завода было еще много переименований, были и награды. Впрочем, тогда существовали и другие заводы с подобным номером – такова уж история войны. Между тем, многие специалисты сходятся в одном – клейма таких заводов могли существовать и много позже переименования... Впрочем, мне лично кажется, что наша с братом ложка все же принадлежит этому периоду времени, ведь после войны государство стало экономить металл. Что касается части вопроса, побывала ли эта удивительная находка на войне или же ждала своего часа на складах, о том никто толком ничего не знает, а сама она о себе решила пока что промолчать…

Я решил не чистить крышку котелка, а оставить ее на потом, опять же – никак не мог прочитать надпись.

Пряжка.

Тут я выслушал получасовую лекцию от Димки о специальных средствах, продававшихся в советских военторгах, о том, как пряжку до блеска начищали иголкой, пастой ГОИ и еще только одному богу известно, чем. Мало того, я нашел несколько содержательных статей непосредственно о чистке солдатских пряжек. В итоге я взял щетку, губку, соду, соль, пасту, тряпочку, уксус, кучу прочей дряни и со всем этим хозяйством отправился в ванную, где, включив вытяжку, принялся за дело.

Губка, сода и соль дали хороший результат, но оставили после себя массу мелких царапин. Неприятно, но не смертельно. Не слишком трудоемко, но грубо. Надо задуматься в следующий раз, перед тем, как начинать дома мыть посуду – не стоит ли взять тряпку.

Щетка с содой или щетка с солью, дали точно такой же, как и в опыте с губкой, относительно хороший, но несколько печальный результат.

Щетка с пастой результат дали хороший, но тереть, честно говоря, я замучился, в результате еще и обляпался с ног до головы, так что, если надо остаться чистым, с пастой в дальнейшем вместо щетки надо использовать тряпочку.

Уксус и простая тряпочка снова оказались на высоте, хотя и не дали очень хорошего результата, зато достаточно быстро убрали все лишние наслоения и остатки грязи. Можно сказать, что этот способ – важная часть комплекса мер, по очистке такого предмета, как пряжка, но при моем терпении – никак не полноценный метод.

Так что, наверное, если у вас нет ничего кроме подручных средств, лучше сначала смыть все лишнее обычной водой, после использовать уксус или его раствор, а затем при помощи тряпочки или кусочка войлока с нанесенной на нее или пастой ГОИ или же зубной произвести окончательную зачистку и полировку. Впрочем, если на бляхе есть царапины, то паста ГОИ может легко в них забиться и придать пряжке зеленоватый цвет, так что вариант с зубной пастой безопаснее, хоть и более долог.

И еще…

Можно было бы смешать 50 на 50 перекись водорода и воду, добавить туда нашатырный спирт и залить им бляху на день или полсуток, и после протереть губкой, но… Но я не хочу так долго ждать.

Можно использовать средство для чистки ювелирных изделий, но дешевле все же применить уксус, хотя эффект будет другим.

Можно полчаса кипятить в картофельном отваре или в концентрированном растворе лимонной кислоты, или просто отдать в ювелирную мастерскую для чистки – тут уж кто на что горазд.

Конечно же, после полировки и обработки уксусом или другим активным компонентом пряжку надо промыть и насухо протереть. И не забудьте о том, что бляха может снова потускнеть – виной тому масса микротрещин.

Нет, пряжку я не испортил, просто пасты ГОИ у меня оказалось чертовски мало, так что отполировать ее до конца я решил в следующий раз.

Гильзы…

К сожалению, ржавые гильзы, полежав в уксусе всего каких-то полчаса, при легком касании щетки протирались до дыр – то ли они прогнили окончательно, то ли метод я избрал не тот. Зато рассмотрел структуру металла: она показалась мне волокнистой, причем волокна шли вертикально. Надо будет еще собрать таких же – благо, на лугу их полно – и поэкспериментировать.

Двадцать копеек…

С монетой тоже все оказалось не так гладко. Болотная среда, в которой она находилась, избирательно съела металл, он так и остался черным, как не тер я его уксусом и даже содой. В итоге двадцатку я отложил до лучших времен, когда мой багаж знаний пополнится достаточно, чтобы знать, как ее очистить и восстановить.






Powered by php | Kalyaked by RIP