"За кладом" :: Год 2014

Второе марта


Эпиграф:

Bonum initium est dimidium facti.

Хорошее начало – половина дела.

Платон




Открытие сезона.



Странным днем мне показался этот выходной, второе марта, слишком уж много всего в нем сплелось воедино. Во-первых, воскресенье, во-вторых, воскресенье «прощеное», в-третьих, последний день масленичной недели. А в дополнение ко всему – второй день весны, да и вообще, день пасмурный, в котором смутно с самого утра маячили поездка, шашлыки, стиральная машина и попытка открыть новый «кладоискательский» сезон.

Собрался я, как всегда, с вечера. Утром же, продрав глаза, отправился на стоянку за машиной. Окончательно проснувшись уже по пути, я созвонился с братом – Игорь уже подъезжал, так что мне оставалось только забрать его у выезда со стоянки. Мы заехали на заправку, затем за Леной, вещами и стиральной машиной, которую, к слову сказать, надо было отвезти на дачу. Вообще, не попади мы с супругой за день до того на ярмарку, не учуй она запах шашлыков – не видать бы нам с братом поля, как своих ушей, еще минимум пару месяцев.

Пока ехали, заметили на одном из озер около сотни рыбаков, пытавшихся что-то выловить по последнему льду. Видимо, в этом что-то есть: рискуя жизнью, пытаться выудить из лунки заморенного, пусть за короткую, но все же зиму, ерша. Безусловно, мне нравится рыбалка, но только летняя. Люблю пожевать травинку, глядя на волны, или очистить сознание, созерцая застывший на водной глади поплавок, чтобы в момент поклевки одновременно со вспышкой озарения сделать аккуратную, но очень четкую подсечку.

– Самоубийцы, – хором резюмировали мы.

Всю дорогу до самой дачи кроме массы придурков, принципиально не пользующихся поворотниками, ничего интересного нам не встретилось.

На даче нас ждали Ленкины родители, горящий мангал и поездка за молоком и в магазин. После всех поездок местного значения нам с Игорем выделили час времени, выдали резиновые сапоги и, указав пальцем направление, отправили осваивать целину. По рассказам тестя, на поле был квадрат примерно сто на полста метров, на котором каждый год, сразу же после распашки, ходили странные мужики с МД и что-то искали. Согласно горам перелопаченной литературы и вороху старых карт, кроме Екатерининского тракта на этом месте ничего не было. И все же, не зря же эти люди там что-то с завидным упорством искали.

За дырой в заборе нас ожидало – нет, не поле – нас ожидало культурное наследие: «богатые залежи» водочных бутылок.

– Первый раз так близко к людям работать будем, – задумчиво сказал Игорь, – дорога рядом и дачи.

– Можно с уверенностью сказать, что мы на огородах, – я посмотрел на дорогу, по которой как раз ехала какая-то разбитая колымага, и тут же перевел взгляд на пустой, закрытый полиэтиленовой пленкой бассейн, что находился в метрах тридцати от нас, сразу за сеткой-рабицей. – Да, точно, на огородах.

Я достал совок, и со второй попытки мне удалось пробить окаменевшую от ночного мороза земляную корку. Мы подарили дедушке бумажные деньги и впервые угостили его хорошим пивом. Теперь ничто не мешало нам начать поиски.

Я собрал прибор и достал коврик. Первым с прибором начал работать Игорь. Звенело абсолютно все – каждый сантиметр земли буквально кричал нам: «Смотрите, какой у меня есть для вас прекрасный гвоздь!» или заговорщицким тоном подзывал: «Вам нужна проволока? Копайте тут!», а иногда и вовсе громко, уверенно говорил: «Специально для вас это необыкновенное предложение! Бесплатная железяка!».

– Надо отойти подальше от этого «культурного слоя», – Игорь снял наушники,– а то я так оглохну ко всем чертям. Такое впечатление, что поле гвоздями засевали.

Первый цветной сигнал подарил нам медную пуговку. Первый раз я увидел, как земля на лопате разломилась сама-собой, и пуговка выпала мне прямо в руки.

Следующей мы нашли съеденную химией гильзу со сломанным до ската дульцем – она просто лежала на поверхности.

Мы искали керамику, но взгляд выхватывал из земли лишь куски битого кирпича.

Очередная находка не заставила себя долго ждать: кованный четырехгранный заостренный кусок металла сантиметров пятнадцати длинной. Слишком тяжел для наконечника копья, слишком странный, чтобы быть частью инструмента, слишком… В итоге мы идентифицировали железяку как старый зуб бороны. Тоже интересная штука, я вам скажу.

– Смотри, тут какие-то кристаллы, – Игорь держал в руке кусок земли, – смотри, как жила идет. И звенит.

– Это снег, – я посмотрел на белую блестящую полоску, – когда трактор шел, снег был или иней, вот они так в земле и остались.

– Действительно, – Игорь колупнул «жилу» ножом, после чего стало совершенно точно понятно, что перед нами не что иное, как снег. А звенел в земле, как всегда, ржавый гвоздик. – Аська то наша, плетка по сути. Надо терку семьсот пятую брать.

– В любом случае, пора уже второй МД брать, – я достал из земли осколок чугунка, – вот есть предположение, что тут мужики искали. Если есть кусок чугунка, возможно, есть и распашка монет. Давай прикинем, как трактор шел, и попробуем пронюхать направление.

К сожалению, мы так и не нашли ни одной монеты, зато нашли большую ржавую шестерню.

– У меня такое впечатление, что наши трактора разваливаются на поле, – Игорь подковырнул шестерню ногой. – Это вообще нормально? Тогда мы трактор по запчастям собрали, сейчас вот то же самое начинается. Как они ездят-то после этого?

К этому моменту уже я работал с МД, а брат копал. Мы нашли еще одну медную пуговицу, к сожалению, в очень плохом состоянии – она была сильно деформирована. Обе пуговки были без рисунка и казались современными, по крайней мере, одна точно напоминала пуговицу от джинсовой одежды.

– Коврик-то не такой уж и вечный оказался, – небольшая трещина была похожа на след от молнии.

– Ну а что ты хотел? Зиму пролежал на балконе, скручивался-раскручивался сколько раз. Он вообще не для такого издевательства предусмотрен. Да новый отрежем, у Димы вон рулон целый дома стоит.

Очередной сигнал подарил нам расплющенную пулеметную пулю. Она чем-то напоминала наконечник стрелы и поэтому была отправлена в карман к остальным нашим находкам. И не думайте, что мы взяли с собой шестерню, нет, мы отнесли ее на край поля, где и оставили в огромной мусорной куче.

Самой последней и, безусловно, самой прекрасной нашей находкой за этот незаметно промелькнувший час стала небольшая подкова, лежавшая на самой поверхности. Мой тесть, после того как она достаточно долго полежала в уксусе и была таким образом очищена от ржавчины, прибил ее над входной дверью в дачный дом. Говорят, что такая находка приносит счастье и удачу. Что ж, посмотрим, какие интересные моменты подарит нам новый сезон, который был открыт «на отлично».

Шашлыки, кстати, получились замечательными. Ничем им не уступали и блины.







Powered by php | Kalyaked by RIP