"За кладом" :: Год 2013

Выезд восьмой


Эпиграф:

Repetitio est mater studiorum

Повторение — мать учения.




Двойная радуга



Прошел дождь и небо буквально заискрилось, вспыхнуло тем необычным, слегка лиловым светом, который всегда предшествует одному из замечательнейших и красивейших явлений на Земле – радуге. Я с надеждой посмотрел в окно и действительно, вдали, у самого горизонта разрезала на две части небо своими семью цветами яркая светящаяся лента.

– Каждый охотник желает знать, где сидит фазан, – я произнес вслух старый детский стишок. Именно благодаря ему когда-то давным-давно мне удалось с легкостью запомнить цвета, из которых состоит небесная красавица. И тут же, словно в ответ на мои слова – будто я произнес не их, а некое старинное заклинание – в небе, чуть выше первой, яркой, начала медленно проявляться вторая, слегка прозрачная, но такая же разноцветная и прекрасная дуга.

Издревле существует легенда, в которую до сих пор многие верят. Эта легенда гласит, что где-то там, далеко-далеко, на конце радуги зарыты несметные сокровища. Эх! Оказаться бы поблизости!

Пока я вспоминал вчерашний вечер и красавицу-радугу, мы доехали до Серегиной дачи. Сереги дома не было, поэтому машину мы поставили на стоянке у въезда в дачный поселок – рядом с магазином располагалась небольшая стоянка, поэтому машина все время будет на виду у людей.

Проснуться никак не удавалось, да и не очень-то хотелось, но свежий утренний ветер все-таки сделал свое коварное дело: вырвал из цепких лап сна, взбодрил и заставил открыть глаза.

Быстро забрав из багажника снаряжение, мы двинулись по почерневшему от недавнего дождя асфальту улицы к старой насквозь проржавевшей ограде, защищавшей дачи от недружелюбного леса. Сегодня нам предстояло второе свидание с аномальной зоной.

Мы учли свой предыдущий опыт и в этот поход взяли с собой два GPS-навигатора, механический компас, да еще несколько дополнительных комплектов батареек для металлодетектора и фотоаппарата.

Несмотря на вчерашнюю непогоду и неблагоприятные прогнозы гидрометцентра, по всем народным приметам наступающий день ожидался солнечным. Мы, бодро огибая лужи, приближались к перекрестку лесных дорог.

Сегодня нас было трое – Игорю, наконец, удалось освободиться от рабочей рутины и присоединиться к нам.

– Держите координаты, – я протянул брату и Диме по маленькому листику с двумя рядами цифр, – это координаты поместья, к которому нам в идеале надо попасть.

– Значит, попадем, – Игорь взял свой лист.

– Не факт, – Димка скармливал навителу цифры, – уж очень место тут странное. – Готовы? – Димка закончил вбивать координаты.

– Всегда! – Хором ответили мы.

Конечно же, без промедления последовал старый анекдот про отличия пионера от сосиски.

– Так! Я же вам самое главное не показал! – Димка достал из нового рюкзака небольшую удобную сумку с пол-литровой пластиковой бутылкой для воды и фискарь. Фискарь, в отличие от моего, не был складным.

– То-то я думаю, что это за сверток торчит у тебя из-за спины, – я взял Димкину лопату в руки, – тяжеловата, зараза.

– Мне в самый раз, – возразил Дима.

– Только, чур, сам ее таскать будешь, – мы с братом были единодушны.




GPS



Ласковыми солнечными лучами, что проглядывали сквозь перешептывавшиеся кроны деревьев, лес незаметно заманивал нас в глухую чащу. Редкие птички садились на землю, чтобы своей невинной игрой с шелестевшими стеблями травы отвлечь наше внимание от дороги и показаний навигатора.

Постепенно кроны деревьев стали смыкаться над нашими головами – они, словно супруги после долгой разлуки, тянулись друг к другу. Если бы это было только выражение, описывающее чащу, так ведь нет! Мы видели, как ветви, словно живые, сближаются и переплетаются между собой. С каждым новым порывом ветра солнцу все сложнее и сложнее было пробиться к нам вниз.

– Мы тут уже были, – Игорь остановился, – ничего не понимаю.

– Леший нас по кругу водит, – я пытался улыбаться, – слышал про такое? Он и в прошлый раз чудил, хоть и не так явно.

– Слышал, но не очень хочется на себе это все ощущать, – Игорь перепроверял данные.

– Хочется, не хочется, а леший тут точно хозяйничает… – мы все замолчали.

– Все помнят, как правильно действовать в «переходе»? Если не дай Бог туда попадем? – Не дожидаясь ответа, я напомнил: как только станет понятно, что вляпались, надо остановиться и, не оглядываясь, пятиться по своим же следам назад, туда, откуда пришли.

Пока я говорил, Дима достал механический компас. Стрелка прибора вертелась как бешеная.

– Посмотри на него, – он показал прибор Игорю, – а ты еще удивляешься, что твой GPS глючит.

– Ни дать, ни взять, самый что ни на есть волчок, – я улыбнулся, – это ладно, ты бы видел, что Димкин электронный компас тут вытворял.

Вскоре мы вышли к бурелому. Мох был повсюду, он покрывал абсолютно все, даже стволы растущих и почти рухнувших, державшихся на честном слове, деревьев. Мы аккуратно шли по морю мха, переступая через зеленые бревна, медленно углубляясь в сердце зоны – в чащу. Кое-где стволы деревьев были будто кем-то обглоданы. Они представляли собой некие подобия рыбных скелетов: вокруг тонкого и плотного центрального стержня, из которого оставались торчать тонкие ребра почерневших веток, были разбросаны свежие, всевозможных размеров, щепки. Ни сам ствол, ни щепки на поверку не были трухлявыми. Вокруг все было спокойно и нетронуто. Ни следов, ничего… Пятна белой древесины на поверхности пушистого зеленого моря… Смотрится незабываемо…

Спустя минут десять мы вышли из лесоповала прямо на небольшую поляну, особенностью которой были странной формы грибы на деревьях. Они напоминали черную монтажную пену, вывалившуюся из узких отверстий в стволах, после того, как ее туда накачали с излишком, да так навсегда и застывшую . Такую форму грибов мы видели первый раз. А еще Игорь буквально споткнулся об огромный, сантиметров семидесяти в диаметре, коричневого цвета гриб, буквально поглотивший маленький пенек.

После мы попали на другую не менее странную поляну, над которой на тысячах длиннейших паутинок, чем-то напоминая коконы, висели мириады ольховых шишек. Мы старались не смотреть вверх, чтобы не дай бог даже краем глаза не заметить существо, сотворившее такое, поэтому очень быстро прошли это место.

– Смотри, вот коридор от молнии, который ты видел на наших фотографиях, – я показал брату черные раны-следы на деревьях.

– Да… – Игорь рассматривал вырванный кусок ствола, – на фотографиях смотрится куда менее эпично.

– Угу, – Дима смотрел на выжженное до середины дерево, – главное, чтобы эта молния, или что там еще, не вылезла сейчас перед нами.

Мы медленно продвигались вперед.

– Ничего себе! – непроизвольно вырвалось у меня, и было отчего: огромный, в несколько обхватов и высотой с мой рост, пень был словно взорван изнутри – светло-бежевые щепы торчали в небо из рваной коричнево-зеленой раны, будто острые осколки кости. Вокруг то тут, то там, словно кожа, с деревьев свисали рваные лоскуты коричневой коры и отчего-то почерневший мох. Рядом мы нашли еще два точно таких же пня.

Оба GPS-навигатора на телефонах перестали «видеть» спутники и зависли. Еще около часа леший водил нас кругами, пока мы не вышли к заросшему травой и кустарником низкому фундаменту квадратной формы.

– Кажется, пришли, – я осмотрелся по сторонам, – скидываемся на подарок дедушке.




Ебск-25 и многое другое



Находки всегда волнительны, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя там, в земле, под катушкой – джек-пот или безделушка. Раритет или жбонь, артефакт или ржа, клад или просто пара гвоздей – ведь грань между «их сигналами» порой так незаметна.

Первым был найден старый огнетушитель. Причем был он найден в лучших традициях этой зоны – висящим на дереве на высоте около трех с лишним метров.

– Может, взять его? – Димка задумчиво почесал затылок.

– Зачем он тебе? – поинтересовался Игорь.

– Баллон хороший, для ресивера в самый раз, – Димка махнул рукой, – может, в конце возьмем, не таскать же его с собой.

В итоге мы просто провели короткую фотосессию.

Собрав прибор, мы решили прозвонить первый фундамент. Находки не заставили себя долго ждать. Гвозди, с транные крепления, засов и сгнившее, практически превратившееся в труху, ведро.

– Такое впечатление, что мы раскапываем свалку, – Игорь откинул в сторону очередной кусок алюминиевой проволоки.

–Скорее всего, – я посмотрел на небольшой холм, – давайте-ка вот там прозвоним.

– На, – Димка сунул мне в руки МД, – звони.

Первый сигнал был очень хорошим – устойчивым и сильным. Судя по всему, предмет был крупным и лежал достаточно глубоко. Земля подарила нам старую дырявую сковороду с отгнившей ручкой.

– Кто-то ведь ей когда-то пользовался, – сковорода вызывала приятные ощущения: казалось, что еще вчера заботливые женские руки готовили в ней ужин. Предметы очень часто охотно рассказывают о себе, только мы не всегда слушаем их – не потому, что не хотим, а потому, что еще не умеем.

Дальше последовало несколько кованых гвоздей и куски сгнившей колючей проволоки. Но все это были мелочи по сравнению с нашей следующей находкой. Практически с самой поверхности мы подняли массивный осколок железного щита, на котором по дуге четко виднелись крупные буквы, составлявшие странную надпись «ебск 25г».

– Предположим, что двадцать пять – это год, – Игорь пытался очистить от земли кусок металлической плиты. – Тогда что же такое этот «ебск».

– Может город какой, – Дима пожал плечами.

– Ага, – я не сдержал смех, – город Ебск.

– При взятии которого без вести пропала не одна тысяча фашистов, – начал Димка.

– Ну почему сразу же пропала без вести, – возразил Игорь – очень даже не пропала. Просто им очень стыдно стало жить после штурма этого маленького городка. Давайте тут все хорошенько обследуем, – Игорь взял у меня МД, – наверняка должны быть еще осколки.

Очистив от земли, «ебск-25» положили в рюкзак к прочим находкам.

Через полчаса кропотливых поисков тайна «ебска-25» была раскрыта. Мы нашли вторую часть щита с надписью «пром вит». Составленный воедино, он чем-то напоминал боковую часть старого кассового аппарата с отверстием посередине. Надпись же сложилась в «пром витебск 25г».

Впоследствии мы узнали, что наши осколки очень напоминают боковую часть старого хозяйственного измельчителя овощей, приводимого в действие грубой человеческой силой.

Что ж, как никогда интересная находка. Димка забрал обе части себе, чтобы после привести их в порядок.

Мы еще долго бродили по окружающим высоткам в бесплодных поисках, пока совершенно случайно не наткнулись на «выворотень»: некогда большое и крепкое дерево было сломано, подобно спичке, могучим ветром. Я, помня, что корни таких деревьев не следует пропускать, на попа ткнул в него поинтером.

– Димка, тащи-ка сюда нашу шайтан-арба, – поинтер не переставал верещать, будто корень был цельнометаллическим, – понюхай-ка его крупным калибром.

Аська показала, что перед нами эдакий сундук с сокровищами, если не сказать больше.

Через полчаса перед нами лежала целая груда красивейших тонких стеклянных осколков, на которых различались старинные узоры, несколько кованых клиньев и металлических предметов непонятного предназначения, а корень все не иссякал.

Еще через полчаса нам стало казаться, что мы достали из выворотня абсолютно все, что только можно, включая остатки какого-то старинного устройства, некоторые части коего были похожи на радиаторы современных процессоров. Но и это было не все. В итоге мы извлекли еще несколько клиньев и странную ржавую железяку.

Что-ж… Кладоискатели со стажем могут посмеяться над нами, но и у них наверняка когда-то загорались глаза при виде ржавых безделушек.

– Мне кажется, что дерево выросло над мусорной кучей, – Игорь рассматривал находки.

– Возможно, да, а возможно, и нет, – Дима вертел в руках клин, – я не так часто видел, чтобы выбрасывали столько добротных клиньев.

Клинья действительно прекрасно сохранились. На них практически не было ржавчины. Красивые, ровные, на некоторых виднелись клейма. Рядом мы нашли еще несколько треугольных заточенных зубьев, которые идентифицировали как колышки. Вскоре мы отправились дальше.




Первая монета



– Интересно, что тут когда-то было? – Димка смотрел по сторонам, – рядом с валуном одно, тут другое. Опять же фундамент, дерево это…

– Ты вон у GPS своего спроси, – я смотрел на распечатанную карту, – руль где-то рядом.

– Какой руль? – Димка не слышал шутку про Малдера и секретные материалы.

Мы еще очень долго и безрезультатно ходили по лесу, пытаясь найти хоть что-то интересное, пока прибор не издал четкий приятный звук. Знаете, после долгого затишья этот сигнал был очень неожиданным.

Буквально через минуту мы вертели в руках ржавый перочинный ножик с открытым лезвием, вспоминая, сколько раз сами теряли в лесу всевозможные предметы.

Следующий сигнал мы никогда не забудем, поскольку его источником служила монета. Да, да, да! Старая советская пятнадцатикопеечная монетка 1954 года выпуска. Казалось бы, обычная монетка, которой почти шестьдесят лет.

– У-Р-Р-А-А-А-А-А! – эмоции переполняли нас, и мы не пытались их сдержать, выхватывая черную от времени и земли находку друг у друга из рук, чтобы лишний раз просто дотронуться до нее руками. – Монета! Наша первая монета! Замечательно! Смотри, какая!

Перчатки не передают ощущений, какие испытываешь, дотронувшись до долгожданного металла голыми руками.

Когда страсти поутихли, мы более тщательно рассмотрели нашу находку. Эх! Какая же она все-таки красивая!

– Хороший грибник попался, – улыбнулся Димка, – может, он все еще тут?

– Только этого нам как раз и не хватало, – я еще раз посмотрел на монету. – Все Дима, в «эпоксидку» ее и с собой на каждый выезд. Потому, что она ПЕРВАЯ!

Мы прочесали все вокруг, но так больше ничего и не нашли. Наверное, перочинный ножик и монетка действительно выпали у незадачливого грибника, а сам он благополучно вернулся к себе домой.

И тут сработала рация. Был это военный марш или просто патриотическая песня советского периода, я не успел разобрать. Меня будто током ударило – нервы все-таки не стальные.

– Ничего себе, – Игорь был явно удивлен, – я думал, вы мне «заливаете». А ведь действительно, почему не обе сработали.

От неожиданности дозу адреналина получили все: нас несильно, но «потряхивало», краски стали насыщенней, все приобрело четкость.

– Предлагаю сделать перерыв и пообедать, – я посмотрел на Димку, а тот в ответ кивнул: Угу, у меня, кажется, место в желудке освободилось.




Война войной, а обед – сами знаете



Мы вышли на широкую, но давным-давно заброшенную лесную дорогу, поросшую мягкой зеленой травой, залитую ровным солнечным светом, где и решили устроить привал.

– Смотри, какая паутина, – Игорь показывал на идеально-круглую практически незаметную, если стоять под неправильным углом, прозрачную сеть.

– Похожа на DVD диск, – Дима тоже заинтересовался творением паука.

Признаться, я тоже был немало удивлен правильной формой паутины. А как она играла и переливалась на солнце – просто загляденье…

Пообедали быстро, по-военному, попутно наслаждаясь пением птиц и красотой окружающего леса. Впервые попробовали копченые яйца, купленные вчера в одном из магазинов города. По мне, так для подобного обеда лучше вареных вкрутую пока других яиц не придумали и вряд ли придумают. А если взять еще черный хлеб, сало да свежие помидоры и огурцы, лучок да чесночок, то мне кажется, что комментарии тут совершенно излишни.




Грибы, дорога и Димка



После обеда мы направились на поиски землянок. Возможно, сегодня духи павших воинов будут к нам более благосклонны. Надо было поспешить. Время близилось к вечеру, и мы хотели до темноты успеть вернуться домой.

Безусловный плюс МД в том, что он достаточно быстро собирается и разбирается. Пробираться через непроходимые дебри с собранным прибором не очень удобно. Наверное, это сродни тому, как пытаешься пройти с одной части берега на другую через непролазные кусты, держа в руке разложенную телескопическую удочку. Проще сложить, пролезть, и после собрать. Все остальное лень, а она, как известно, чревата негативными последствиями.

Мы быстро прошли через «спокойную» часть аномальной зоны, не обращая внимания на шорохи, мелькающие за спиной тени и на постоянное ощущение, будто за нами следят.

Как только мы вышли к заросшим окопам, началась чертовщина. Рации словно взбесились: они поочередно включались, оглушая лес то военными маршами, то нечеловеческими воплями, то приказами покинуть это место. Признаться, сил долго терпеть такое у меня и у брата не хватило, и мы уселись на большой валун у дороги, а Димка направился в самые дебри в надежде на находки.

– Мне кажется, будто, они подходили к нам вплотную и кричали прямо в рации, – у меня все еще слегка стояли дыбом волосы.

– Возможно, – Игорь нервно оглядывался по сторонам, – что-то мне говорит, что мы сюда больше не поедем.

Димка исчез. Минут через тридцать, после наших безрезультатных попыток вызвать его на связь, моя рация ожила и Димкиным голосом сказала, что он выходит на дорогу там же, где и заходил, то есть у нашего камня. В результате, он вышел почти в километре от нас, да к тому же не сразу, а минут через пять. К своему и нашему удивлению, он считал, что пробыл в лесу всего минут с десять. С его слов, рация молчала, правда пару раз «прорывались» какая-то музыка и странные шумы, а он так же безрезультатно пытался связаться с нами. Вернулся, потому что идти дальше было физически невозможно: дебри, через которые он пробирался, стали действительно непролазными.

После этого случая мы договорились в таких местах все время держать друг друга в поле зрения. От греха подальше. Переглянувшись, решили возвращаться. Впечатлений море, время поджимает.

Шли к машине медленно, шаркающей походкой. По дороге попадалось много грибов, так что мы насобирали весьма увесистый пакет.

Еще одним из запоминающихся моментов этой поездки стал какой-то старик-дачник, поинтересовавшийся из какой мы части и давно ли мы защищаем Родину, а поскольку где-то рядом, судя по рассказам Сереги, был полигон, мы сказали, что идут учения, и мы действительно ее защищаем – чуть меньше года. Естественно, мы ускорили шаг и в прямом смысле ушли от дальнейших расспросов. Старик же отстал, наверное, подумал, что людей военных не стоит тревожить по пустякам, пусть даже они и идут без оружия. Это вам не те времена, когда за иностранную пуговку могли… Чего, впрочем, не могли сделать когда-то за иностранную пуговку. А тут никакой гражданской бдительности – хоть ты сейчас страну захватывай, еще и дорогу укажут.




О поездке в целом



Мы прекрасно провели очередной день на природе, получив массу новых впечатлений и опыта. Поход в аномальную зону всегда не похож ни на что другое, и всегда оставляет непреодолимое желание повторить приключение.

Мы устали, но усталость эта была приятной.








Powered by php | Kalyaked by RIP