"За кладом" :: Год 2013

Год 2013: выезд третий


Тот, кто может отдохнуть, превосходит того, кто может брать города.

Бенджамин Франклин.




Покупки и подарки



С третьим выездом мы решили не спешить. Мы хотели досконально проанализировать обе предыдущих поездки и сделать выводы. Вообще, анализ приключений, проработка возникавших ситуаций, да и просто комплектация снаряжения на каждый отдельно взятый случай – все это очень важные составляющие в практике начинающего и не только начинающего кладоискателя. Не стоит оставлять их без внимания. Безусловно, можно долго спорить по поводу целесообразности проведения такого рода действий, но поверьте, опыт, который вы получите благодаря им, будет так же немаловажен, как и тот, который вы приобретете на практике.

Итак, волею случая у всех нас практически совпало одно и то же знаменательное событие – день выдачи зарплаты. Конечно же, некоторую ее часть мы тут же собрались потратить на снаряжение. Я остановился на камуфляже бундесвера и рюкзаке, Димка захотел универсальную одежду для города и леса, что же касается Игоря, то, как я уже упоминал, у него практически все было в наличии, и он решил определиться с покупками на месте.

На поиски всего необходимого мы полностью потратили выходные и вдобавок еще несколько рабочих дней.

Диме, из-за его накачанных тяжелым трудом на городских высотках плеч и грудной клетки, практически невозможно было найти куртку. Перед моими данными, являвшимися результатом сидячей работы, и вовсе сдался не один десяток мелких магазинов: что делать, если львиная доля покупателей военной одежды в них – люди худощавого телосложения. Сколько бензина было сожжено в суете поездок между незнакомыми адресами и сколько всего перемерено, одному богу известно.

Возьмем к примеру рюкзак. Одно дело, когда у вас неограниченный бюджет, а другое, когда приходится действовать в условиях жесткой экономии. Попытки найти идеальное соотношение цены и качества к концу первого дня стали казаться мне совершенно бессмысленными. На следующий день я и вовсе лютой ненавистью возненавидел продавцов, не желавших уступать в цене и пытавшихся наварить на своем товаре зачастую по триста процентов сверх реальной стоимости. С другой стороны, конечно, можно было посидеть на форумах и купить все необходимое б/у, но я не сторонник секонд-хенда. Не только на денежку, но и на любую вещь, на любую одежду всякого наговорить можно, а незнающий человек долго потом все «это» с собой носить будет и от невзгод страдать. Так что, не хочешь иметь обноски – плати втридорога, не хочешь переплачивать и располагаешь временем – бегай, ищи.

Выбор всегда есть. По крайней мере, у тех, кто верит в результат. Мы не были бы собой, не обладай мы упорством и целеустремленностью.

В конце концов, в каком-то из магазинов Дима купил себе два комплекта штанов (один из них для работы), остановившись на городском камуфляже. Я собрал в разнобой бундесвер на городском рынке и в самый последний момент умудрился купить хороший гражданский рюкзак защитного цвета. Игорь же просто довольствовался покупкой майки и носков. Мы также показали Диме термоодежду, но он решил купить ее со следующей зарплаты. У нас с Игорем комплекты такого белья были уже давно. «Терма», как мы ее называли, прекрасно зарекомендовала себя как необходимая вещь в холодную сырую погоду.

Кроме всего прочего, в течение следующей недели Дима умудрился найти нам первоклассные кожаные офицерские ремни. Себе же он приобрел складную удобную пилу и внушительный секатор, поскольку совершенно не хотел «снова изображать Титаник, прокладывая нам дорогу в непроходимых дебрях при помощи топора и лопатки».

Но и это еще не все. Как-то вечером мой друг встретил нас с супругой у пригородной электрички и, не дожидаясь, пока мы усядемся в его машину, стал показывать свои свежие «игрушки».

– Смотри, какой нож купил – все есть! – Дима легким движением разобрал достаточно крупный гаджет и в его руках оказались отделенные друг от друга вполне добротные ложка и вилка. – Это вариант для коротких походов, когда есть «база», такая, как моя машина. В длительный, особенно в пеший, конечно, лучше взять простую ложку. Там уже от других принципов отталкиваться надо.

– Хоч… – не успел договорить я, как Димка достал из металлической круглой коробочки другую «игрушку».

– Смотри. Делаешь так: о-о-оп! – и в его руках оказался телескопический стакан из нержавейки.

– Все Лен, запоминай, что мне дарить на Новый год! Больше никаких носков с трусами! – заулыбался я, – или выдай мне денег из семейной кассы. – Хотя я уже год, как совершенно не пью, но этот стакан мне нужен позарез, пусть бы даже и просто ради карабина на коробке. Пригодится – будет, во что чай наливать.

– Димка! – возмущенно начала супруга, – вот зачем ты ему все это показываешь! Знала б – мы бы не позвонили!

– Дарю! – Димка сложил все в пакет и протянул мне, – с днем рождения!

– Спасибо! – я взял пакет и пожал Диме в знак благодарности руку. Этот подарок был очень приятным. Из всех моих знакомых и друзей, наверное, только Дима способен подарить любой, зачастую вовсе непонятный или шуточный предмет так, чтобы одариваемый ощутил полное удовлетворение. Видели бы вы, с какой помпезностью и юмором он дарил мне лет пять назад набор строительных ведер, вложенных друг в друга, наподобие матрешек…

– Вот только надо было потом, втихаря подарить, – я подмигнул жене, – я же Ленку уже почти раскрутил на деньги…

Я остался очень доволен подарками: Игорь финансировал покупку камуфляжных штанов и несколько позже привез к ним подтяжки, супруга подарила мне складной «фискарь», а студенческие друзья Серега с Олей – швейцарский перочинный ножик. Все остальные подарки пошли прямиком в семейный бюджет – ведь кто-то когда-то придумал дарить деньги…

Немного отвлекся.

Я вам так скажу: если есть возможность собрать хороший комплект снаряжения – собирайте, только делайте это с умом. Не стоит скупать все подряд, многое окажется непрактичным, а иное и вовсе не пригодится. Выбирайте вещи, которые будут служить вам верой и правдой не один год, старайтесь, чтобы они были легкими и компактными, отвечали вашим требованиям.

Если же возможности купить все и сразу нет, делайте покупки постепенно, по подготовленному и проработанному списку, исходя из важности и необходимости. Пробуйте новое, мастерите, изобретайте – на сегодняшний день вокруг вас множество источников информации, изучайте их. Все ответы на практически любые вопросы сейчас доступны, прозрачны и в основной своей массе лежат прямо на поверхности.

Дорого покупать? У вас есть руки и ум. Сделайте. Не можете сделать сами? Среди вашего окружения найдется человек, способный помочь. Нет такого человека – ищите его или же учитесь сами. Тот же МД сейчас можно соорудить самому, для начала достаточно выбрать в интернете схему, исходя из личных потребностей, и узнать необходимые нюансы на тематическом форуме.

И не забывайте следить за своим снаряжением – за его чистотой, хранением, не ленитесь править и доводить до ума.

Если у вас действительно есть цель, то дорога к ее реализации найдется очень быстро и ничто не способно будет помешать вам на этом пути. Самым ярким примером тому может служить малая нужда в совершенно неподходящем месте. Ведь человек, гонимый такой нуждой – самый целеустремленный человек в мире, и нет для него помех. Этот принцип, некогда услышанный мной, теперь сможет помочь вам в достижении любой цели. Помните: ГЛАВНОЕ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗАХОТЕТЬ!




Через дождь к бункеру



Выходные ожидались дождливыми и я, проанализировав прогноз погоды, выбрал то же направление, что и в прошлый раз. Если окажусь прав, то максимум, что нас ждет днем, это «кратковременные дожди» и «облачно с прояснениями». А там как Бог даст. Впрочем, рамки, с которыми я изредка тренировался дома, говорили, что завтра «Бог» нам точно что-то даст.

Проведя вечер перед выездом за компьютером, я нашел несколько интересных мест. Но по-настоящему мое внимание привлекло лишь одно. Со спутника отчетливо просматривалось несколько «заросших прямоугольников». Жизнь этой, не так давно стертой с современных карт, деревни была долгой и захватывала около трех с половиной веков.

Ночь, как всегда, прошла в полудреме – я больше ворочался, чем спал. В пять часов сработал мой внутренний хронометр, а еще через несколько секунд заорал сотовый телефон, заведенный на пять ноль одну, – так, на всякий случай. В ответственные моменты внутренний будильник никогда меня не подводил. Главное, перед сном посмотреть на любые часы и сказать себе, когда хочешь проснуться. Этому нехитрому способу я научился еще в детстве, пытаясь не проспать «на рыбалку».

Полчаса на то, чтобы окончательно «разлепить» глаза, привести себя в порядок, одеться, перепроверить и упаковать в рюкзак собранные еще с вечера вещи, взять собойку и… В общем, все как обычно. Я постепенно замерзал у Димкиного подъезда, вдыхая запах прошедшего ночью дождя, и думал, не стоит ли разбудить моего друга в следующий раз еще на полчаса раньше. В общем, все по накатанной. Опять дверь, подъезд и шутки, опять машина, опять подхватили по дороге брата и долго ехали по полупустому, в этот раз мокрому от вновь начавшегося дождя, городу.

Дождь усиливался. Серые пейзажи, мелькающие за окнами, дополнялись медленно идущими в сторону города низкими свинцовыми тучами, шумом разбивающихся о стекло капель и монотонной работой слегка скрипящих дворников.

– Может ну его? – Димка посмотрел на меня, – если такая погода будет…

– Нет, – оборвал его я, – чукчи в нашем гидрометцентре сегодня не ошиблись: в городе идет дождь, а значит там, – я показал рукой на далекую лиловую полоску света, – его не будет.

– Ну ладно, я-то плащ-палатку взял, – Дима посмотрел на нас с Игорем, – а вы как?

– Димон, ты на дорогу смотри. У нас еще с киевского рок фестиваля синие целлофановые плащи остались. Как раз к твоей куртке сойдут, – Игорь помолчал и добавил, обращаясь ко мне, – ты, вроде, вчера, собирался их взять?

– Конечно, взял, – заверил я.

– Кстати, тут по дороге, если я не ошибаюсь, должен быть где-то бункер, – Игорь показал на мелькавшее слева за кустами поле.

– Не ошибаешься, я его уже давно высматриваю, – отозвался Дима.

Минут через десять мы, переступая через лежащую длинными рядами мокрую солому, двигались по скошенному полю к виднеющемуся вдалеке грозному диску бункера. Впрочем, при ближайшем рассмотрении он, скорее, напоминал не диск, а восьмиугольник с округленными верхними ребрами.

Тогда умели строить на совесть и на века. За долгие годы конструкция ничуточки не разрушилась, на ней во многих местах сохранились следы опалубки. Уже дома, рассматривая фотографии, мы заметили, что мой камуфляж практически полностью сливался с бетоном, потемневшим от недавнего дождя и покрывшимся со временем пятнами зеленого и коричневого мха. А тогда, на поле, мы не обратили на это внимания – нам не терпелось скорее пробраться внутрь.

Пустые глазницы бункера устало смотрели на дорогу, а развороченный взрывом вход находился на противоположной от них стороне. Снаружи было видно, что бойницы располагались сантиметрах в десяти-пятнадцати над землей, а над ними возвышалось еще около полутора метров бетона. Мы обошли конструкцию. Многотонная бетонная плита была сорвана и валялась чуть поодаль, открывая взору искореженные, немного ржавые, оплетённые паутиной, пруты, закрывавшие вентиляционную шахту.

Димка с Игорем включили фонари, а я достал фотоаппарат, убранный в чехол минутой ранее.

Как ни странно, внутри бункер оказался чистым, не загаженным местными алкоголиками и проезжающими мимо водителями. В нескольких местах в побеленных коридорах выросли из побелки причудливые сталактиты. Стальной потолок казался черно-коричневым и неровным от ржавчины, облезшей краски и капель росы. На одной из стен, на уровне головы, висело ласточкино гнездо, слепленное из земли и соломы. Мы не стали подходить близко к гнезду – полюбовались издали.

Вид из бойниц, поросших мхом, открывался шикарный – хоть сейчас ставь пулеметы да врага бей. Некоторые из амбразур были немного присыпаны землей и заросли снаружи травой. Впечатления это все совершенно не портило, даже наоборот, усиливало, делало их ярче. Бронелисты, к сожалению, отсутствовали, практически все металлические элементы, поддававшиеся демонтажу, были варварски вырваны с мясом неизвестными вандалами, а то, что осталось, находилось в весьма плачевном состоянии. Многим сейчас не нужна память, если с нее нельзя получить прибыль. Такое отношение, на мой взгляд, в крайней степени печально.

Мы сели в машину и еще долго делились впечатлениями.

– У нашего дедушки был тревожный чемоданчик, – начал я, а Игорь подхватил: Он полковником был. Очень удобно на случай войны – никаких сборов, все необходимое собрано.

– Я помню, вы рассказывали уже, – Димка смотрел на дорогу, – я тоже хочу такой себе сделать. Собрать в сумку все самое необходимое и в машину кинуть – на всякий случай.

– Тогда уже лучше рюкзак, – сказал я и, помолчав, произнес, – нам тоже надо такие собрать. Чем черт не шутит.

Почти перед самой точкой назначения нам встретилось большое стадо коров, неспешно переходящих дорогу. Буренки без интереса заглядывали в окна машины и брели дальше. Я задумался об их образе жизни, и он показался мне до боли похожим на городской.




В зарослях борщевика



Мы съехали с узкой «грунтовки» и остановились на маленькой каменистой поляне с редкой высохшей на солнце травой. Надо сказать, эта местность была идеальна для камуфляжа Игоря (это мы тоже заметили, рассматривая дома фотографии, так что всегда полезно брать с собой фотоаппарат). GPS показывал, что от машины до точки идти было чуть больше двухсот метров.

Короткие сборы, проверка раций и мы, спотыкаясь о незаметные из-за высокой травы кочки, отправились вперед.

Место, на котором, когда-то стояла деревня, выделялось буйными зарослями борщевика, пятнами лопухов и небольшими островками крапивы. Кое-где росли опутанные лианами старые груши и яблони.

– Хорошо, что сегодня нет солнца, – Игорь надевал перчатки, – иначе, нахватали бы ожогов.

– Не знаю, – Дима поставил на землю свое ведро для грибов, в котором лежали пакет с едой и топор, – мой друг в детстве собирал сок борщевика и потом сдавал его за деньги государству. И ничего, все нормально было.

– Давайте аккуратно, – я отстегнул от лямки рюкзака фискарь, – скидывайтесь, будем подарок дедушке закапывать.

Руки чесались, но в этот раз мы решили не спешить и вначале просто осмотреться. Зрительно искали остатки фундамента и любые возвышенности. К сожалению, в этом нелегком деле нам сильно препятствовали проклятые зонтичные. В итоге мы нашли подходящий бугор и стали избавляться от мешавшей растительности. Что мы только не делали, чтобы подготовить плацдарм для начала работы: и вытаптывали, и лупили, и даже опробовали Димкин секатор…

Первый сигнал подарил нам прогнивший и практически полностью превратившийся в коричневую труху железный лист, скрученный в трубку. Далее последовали друг за другом несколько кованых гвоздей размером с палец, каждый из которых мы, радуясь, словно дети, вертели в руках и передавали друг другу. Для кого-то это просто «шмурдяк», а для нас – частицы прошлого, причем каждая со своей историей. Кладешь на ладонь старый гвоздик, закрываешь глаза, прислушиваешься, и он тебе начинает рассказывать, а если уж очень хороший попался, то еще и показать может. Не всегда, правда, слушать и смотреть у меня получается, но я учусь.

Мы продолжали обыскивать холм.

Очередной четкий сигнал – и в наших руках оказалось донышко от чугунного горшочка! Вы просто не представляете, какую бурю эмоций способен вызвать небольшой кусочек металла! А фантазия? Боже! Она способна рисовать такие картины, что просто дух захватывает!

В этом же месте мы нашли несколько старых гвоздей и уже было собирались переходить дальше, как Игорь заметил несколько глиняных черепков.

– Смотри, керамика! – мне было сложно сдержать переполнявшие меня чувства, когда в моих руках оказался маленький осколок коричневого цвета с остатками рисунка.

– Дай-ка глянуть, – Игорь протянул руку.

–Держи, – я аккуратно положил ему в ладонь обработанный кусочек глины.

– Смотри, еще один, –Дима указывал на очередной осколок, – а вот еще и еще!

В итоге мы отложили МД в сторону и стали искать осколки обожженной глиняной посуды, просто раскапывая яму. Сколько же их там было. И коричневые, и оранжевые, и желтые; большие и маленькие; с рисунками и без. Это было здорово!

Вскоре мы снова вернулись к поиску с МД.

– Ройте-ройте! Я сейчас сниму большой ролик, как происходит сам процесс. – Димка снимал, как мы с братом пытались отрыть очередную железяку. – Ленке своей покажешь, пусть посмотрит, чем мы тут занимаемся!

– Ага, лучше сразу в интернет выкинь, – Игорь продолжал орудовать лопатой, – чтобы желающих искать клады поубавилось.

– А никто и не обещал, что будет легко, – Димка продолжал съемку. – А вот и долгожданная находка, на извлечение которой потрачено столько усилий… Гвоздь!

– Верни его дедушке, – пытался отдышаться я, никак не хотел даваться в руки.

Мы нашли еще много всякой, дающей четкие цветные сигналы, ржавой ерунды, пока на очередном выкопанном гвозде Дима не предположил, что перед нами просто огромная мусорная куча.

Следующей находкой стала проржавевшая эмалированная миска.

– Смотрите, что я нашел! – Игорь пытался вытащить из земли массивный лист металла, напоминавший полукруг.

– Интересно, что это? – я рассматривал находку, – может, бронещит от «Максима»?

– Ага. Ты еще скажи, что это люк от танка, – Игорь взял лист из моих рук, – а может и от танка.

– Если только от старого, – Димка пытался достать из-под земли еще какую-то железяку.

– Вообще, судя по прочему металломусору, это заслонка от печи, – других предположений не оказалось, поэтому сошлись на моем последнем, как на наиболее вероятном.

Металлического хлама было столько, что можно было работать просто при помощи поинтера. Как следствие, работа наша ускорилась вдвое, а гора металлолома, складываемого в одно место, стала расти значительно быстрей.

– А вот это что-то интересное! – Игорь держал в руках какой-то брусок черного цвета, – действительно интересное.

При ближайшем рассмотрении брусок оказался куском спрессованного угля правильной прямоугольной формы, упакованным в бумагу. Наш друг повертел его в руках и с легкостью разломил надвое.

– Мусор какой-то, – сказал Дима и отправился дальше откапывать какую-то странную ржавую железяку. – Чертовы наколенники, – Димка кряхтя встал, – до чего же неудобно сделаны, все время сползают!

– Наверняка они сделаны не для того, чтобы стоять на них и рыть, – я посмотрел на Диму, который пытался размять ногу, – тем более не рассчитаны на твое больное колено.

–Да, это точно, – согласился Дима, – пусть будут только для работы, а на следующий раз я всё-таки вырежу коврики. Тем более, я уже достал линолеум.

– Я смотрю, ты уже разобрал свой «небольшой» склад в комнате? – я, улыбаясь, смотрел на Димку.

– Ай, о чем ты говоришь, – Дима все еще разминал колено, – немного перенес в соседнюю, рассортировал. А так… Даже бампер еще не убирал, так и стоит у стенки.

Попробовали мы искать и под старыми яблонями, но это оказалось делом нелегким и неблагодарным. В прошлом в деревнях каждый год по радиусу кроны под яблони зарывали всевозможный металл и забивали в землю гвозди. Почему? Зачем? Все просто: считалось, что после такой процедуры дерево будет лучше плодоносить, а в яблоках будет больше железа. Некоторые еще и в ствол гвозди умудрялись забивать – как говорилось, «женили», когда дерево долго не плодоносило. Правда, зачастую, после такой «женитьбы» оно умирало лет через пять-семь от инфекции…

– Как ни странно, но у нас сегодня будет интересная находка, – я спрятал рамки в рюкзак.

– Три горшочка с золотом, – Дима улыбался, а Игорь добавил: Угу, хотя бы один.

На этом месте мы нашли еще три полых сломанных алюминиевых трубки с палец толщиной, заканчивающихся резиновыми колесиками трехсантиметрового диаметра, и решили прерваться на обед.




А не перекусить ли нам?



Мы расположились на краю поля, на опушке молодого леса. Сильный ветер не так давно повалил успевшую созреть рожь, тем самым расстелив нам прекрасную золотую скатерть. Мы сняли куртки, в которых стало ощутимо жарко, перчатки и умылись.

Как всегда, обед был достаточно простым – черный хлеб, яйца, сваренные вкрутую, луковица, несколько огурцов, помидор, чеснок да банка говяжьей тушенки.

– А в этом что-то есть, – Игорь уплетал хлеб с тушенкой, – в этих перекусах на природе.

– Это точно, – я потянулся за луком, – что-то давно забытое, чего не хватает там, в городе.

– Эх, жаль, макароны зря тащил, – Димка посмотрел в свое ведро, – ничего, в следующий раз сварим.

– Кстати, как там лисички? Вкусные? – Димка чуть не подавился от вопроса Игоря.

– А я разве не рассказывал? – он смотрел на нас полными боли глазами, – Инка умудрилась их полностью испортить.

– Как можно испортить лисички? – этот вопрос, казалось, добил Диму.

– Ну как-как… Она их взяла вместе с остальными грибами, не перебирая, не моя, кинула в кастрюлю, нарубила туда картошки, специй насыпала, короче, сварила суп, – Дима вздохнул. – Хоть бы в таком случае отвар слила, что ли. Представляете, такая пенка в кастрюле коричневая… И запах… В общем, лучше бы она их не трогала. Я понимаю, что лисички то можно и не отваривать при определенных условиях, но хотя бы помыть можно было бы… Да что тут говорить! Одно расстройство!

– Когда же она от тебя наконец съедет?

– Да должна была три месяца назад съехать. Наверное, специально тянет. Квартиру-то самой снимать дорого, а тут на халяву.

Так, не заметив, за разговором мы покончили с нашей весьма скромной, но, как всегда, особенной, трапезой.

Собрав в пакет мусор, решили прозвонить край поля. В результате собрали набор водочных крышек и несколько пластин от трансформатора. Да, именно тех, напоминавших букву «Ш», которые прекрасно летали, почти как виниловые пластинки, если их с силой кинуть. Эх, детство озорное – нынешней зомбированной детворе не понять.




Прима 71



– Смотри, как камни ровно выложены, – Игорь показывал на ровный ряд замшелых камней, величиной с кулак – лежат аккурат под зарослями крапивы.

– Есть предложение, поражающее своей новизной, – я захихикал, – вытоптать и прозвонить.

Там, дальше, в самой гуще крапивы и репейника, ряд странных камней перпендикулярно пересекал прямоугольный пласт бетона, чем-то напоминавший поваленный фонарный столб. Мы принялись удалять растительность вдоль бетона и камней, и через несколько минут перед нами на земле отчетливо проявилось несколько прямоугольников.

–Да это же фундамент! – Игорь не скрывал переполнявших его эмоций от правильной догадки.

Еще через полчаса мы очистили найденный фундамент от «враждебных зарослей» и приступили к его изучению… «Фундик» целиком, словно колокол, переливался цветным звоном, но сколько мы не копали, ничего кроме смеси золы и ржавчины так и не нашли – даже гвоздей не было. Видимо, тут случился пожар, уничтоживший все, что только можно и нельзя.

Что ж, никто никаких гарантий нам и не давал. С одной стороны, конечно, грустно, что мы не нашли тут даже гвоздя, с другой – чертовски замечательно и приятно было обнаружить целый фундамент!

Делать нечего, мы приступили к поискам вокруг.

– Копай тут, – сейчас наступила очередь Игоря звонить, – четкий цветной сигнал. Что-то крупное!

– Ага, очередная тарелка, – съязвил Дима, и мы с ним принялись за работу.

Вскоре, в наших руках оказался расплющенный и согнутый алюминиевый баллончик. Дима перчаткой убрал остатки земли. Первое, что мы увидели, – картинку с красным фоном, на которой был изображен радостный «мультяшный» пес в синем комбинезоне и с белым баллончиком в лапе, перевернутый лапами вверх черный клоп с белыми полосками на голове, чем-то напоминавшими губы, и надпись «Prima Прима 71». На другой стороне сохранилась инструкция по применению аэрозоля. Год выпуска значился как 1973. Средство для уничтожения клопов, тараканов и других нелетающих насекомых.

Что ж, теперь мы знали одну из возможных последних дат в летописи этой деревни. Пожар наверняка случился в период после даты выпуска средства и, наверняка, до выхода новых топографических карт.



Камень, «чуйка» и погреб



Пока мы с Игорем занимались выкапыванием разного ржавого металломусора, Димка, взяв с собой рацию, отправился исследовать близлежащие окрестности.

«Чуйка» гоняла Димона по полю, оврагам да кустам и вскоре завела в такие непролазные дебри, что он почувствовал себя в страшной старой сказке. Но Дима доверял своему чутью, и оно его никогда не подводило.

– Бросайте дурное, – я все еще никак не мог привыкнуть к неожиданному включению рации и у меня каждый раз екало в груди. Димка почти кричал, – я нашел кое-что интересное. Иду за вами!

Через минут десять стена крапивы разошлась в стороны и Дима, словно небезызвестный еврейский пророк, вышел на вытоптанный нами очередной кусок земли.

– Вот, – Дима протянул нам ладонь, на которой лежал маленький белый камушек, – вот он!

– Коллега, – я обратился к Игорю, – как вы оцениваете состояние больного?

– Коллега, – Игорь сделал серьезный вид и, стараясь не рассмеяться, произнес, – это последняя стадия.

– Дуйте за мной, – Димка передразнил нас, – «коллеги».

Дальше мы долго шли через какой-то бурелом, заросли неизвестных и очень острых колючек, кустарника и крапивы, пока не уткнулись в такую плотную растительность, что дальше без мачете идти попросту было бессмысленно. Ветви кустов, подобно лианам, оплетали полулежащие скрюченные деревья, ветви которых врастали в землю и вместе с тем возвышались высоко над головой.

– И? – мы смотрели на Диму.

– Короче, бродил я тут, вдруг смотрю, там, в кустах, что-то блестит, светится белым! Я туда и так, и эдак, короче, пролез. А этот свет тянет меня к себе, как магнитом. Я к нему ближе, а это камешек, – Дима перевел дыхание. И тут я такое увидел… короче, давайте за мной.

И мы, матерясь, полезли в самую глушь.

– Смотрите, – Димка остановился, – осторожно…

Перед нами предстала маленькая полянка без растительности. Казалось, мы находимся внутри большого шалаша.

Посреди полянки росла старая, поросшая коричнево-зеленым мхом ива со множеством переплетающихся и почти лежащих на земле стволов. У узловатых выпиравших из земли корней древнего дерева чернел каменный арочный вход, укрытый саваном из паутины. Все непроизвольно вырвавшиеся у нас из груди слова составляли ту исключительную часть русского фольклора, что передавала саму суть и глубину эмоций удивления и вместе с тем восхищения от увиденного.

– Честно говоря, я сначала подумал, что это грот,– я всматривался внутрь затопленного погреба.

Раствор, связывавший камни, со временем превратился в пыль, так что теперь камни держали лишь корни кустов. В погребе виднелись следы пожара – часть камней были обуглены и лопнули, из-за чего потолок приобрел неприятный хищный оскал. На затопленном каменном полу в нескольких местах были видны следы обрушения. Вход был наполовину засыпан песком.

– Игорь, дайка свой фонарик – он помощнее будет, – Димка начал спускаться в погреб.

– Ты не дури, забеспокоился я, – тут все на честном слове держится. Завалит к чертовой матери…

– Не беспокойся, – Димка продолжал аккуратно двигаться вниз, – если что, откопаете. Я у вас тут как раз для опасных мероприятий. Шестеренку мне выкапывать, значит, и в погреб тоже мне лезть… Дай-ка мне МД.

Внутри было глубоко. Пошарив катушкой под водой и ничего не найдя, Дима решил проверить более доступные места. Как ни странно, но МД тотчас, прямо в песке у входа, дал хороший четкий цветной сигнал. Через несколько минут мы глядели на странную полуметровую металлическую полосу с большими треугольными зубьями и невысокой круглой рукоятью, торчавшей вверх. После обсуждения всех предложенных версий остановились на Димкиной, решив, что железяка напоминает нож от старой жатки или неизвестную деталь от другой сельскохозяйственной техники.

Других сигналов не было, и мы решили, что погреб использовался как склад, после чего в нем и произошел пожар. Намеренно сожгли погреб, или же здесь кто-то разводил костер, для нас так и осталось тайной за семью печатями.

Мы клятвенно пообещали себе, что снова вернемся на это место и обследуем его более тщательным образом.




Домой



Время давно перевалило за полдень, и было решено возвращаться к машине.

Обратно пошли через лес, чтобы посмотреть, есть ли там грибы. Грибы были, и мы за пятнадцать минут заполнили строительное ведро до половины подосиновиками и подберезовиками. Под впечатлением от обеденной истории об испорченных лисичках мы решили отдать все грибы Димке, предварительно взяв с него «честное пионерское», что Инку он к их готовке не подпустит на пушечный выстрел.

Распогодилось. Ветер разогнал тучи. Вечернее летнее солнышко высушило своими ласковыми лучиками все вокруг.

Как бесконечно приятно ходить босыми ногами по теплой мягкой земле, ощущая ее дыхание. Чуть позже Игорь разлегся на заднем сидении, выставив босые ноги в окно, и решил вздремнуть. Правда, весь его сон длился до ближайшей деревни, пока одна из уличных собак не решила попытаться на ходу цапнуть его за пятку. Ее затея перекусить моим братом закончилась неудачей, а Игорь решил убрать ноги от греха подальше.

Далее все тоже шло по накатанной: GPS водил нас замысловатыми кругами до самого города, где, как всегда, было пасмурно и уныло…




Напоследок



Наш третий выезд прошел как нельзя удачно.

Мы побывали в новых интересных местах, прикоснулись к истории, пересмотрели подход к работе, улучшили навыки работы с МД, «обкатали» новое обмундирование и снаряжение, стали больше доверять своим чувствам. Пережили массу ярких позитивных и непередаваемых ощущений. Полученные за день эмоции еще долго служили топливом для хорошего настроения, работы и творчества.

Мы первый раз работали на фундаменте и нашли свой второй погреб, что для новичков достаточно серьезное везение и хороший опыт.

Долгими зимними вечерами красочные фотографии будут напоминать о том, как незабываемо мы провели этот летний день, а эта история, как маленькая искорка, возможно, согреет вашу уставшую от городской суеты душу.







Powered by php | Kalyaked by RIP