"За кладом" :: Год 2013

Выезд первый


Эпиграф:

Ни гвоздя, ни пробки!




Как все начиналось. Наш первый МД



Не знаю точно, когда и почему я впервые захотел отправиться на поиски клада. Подобные мысли с завидной регулярностью, усиливаясь с каждым новым прожитым годом, посещали меня с самого детства. Посещали до тех пор, пока, наконец, в моей жизни не настало время, о котором некогда писал Марк Твен в приключениях Тома Сойера: меня начало обуревать то самое неистовое желание найти зарытый клад.

Так часто бывает: искра, родившаяся где-то глубоко в душе, порождает неистовый пожар, безумный вихрь событий, способный пылать и нестись сквозь всю жизнь. Главное – не дать задуть рождающийся огонек и не перегореть в самом начале пути.

Детские фантазии? Может быть. Но все факторы собрались воедино и разожгли во мне необузданное пламя познания. Так часто бывает, когда что-то становиться ДЕЙСТВИТЕЛЬНО интересным. Благодаря этому светлому огню, я за короткий промежуток времени буквально «проглотил» невообразимое множество книг, всевозможных фильмов, роликов и фотографий, напрямую или косвенно связанных с кладоискательством и археологией. Схемы детекторов, уголовный и административный кодексы, способы патинирования, восстановление металлических изделий, ботаника, нумизматика, история керамики, картография – чего только еще не было в той адской смеси информации, которую с вожделением поглощал мой распалившийся ум…

Однажды, вовсе не надеясь на успех, я поделился пламенем своих фантазий о незабываемых приключениях и горах золота с несколькими близкими людьми. Согласитесь, достаточно сложно поверить в успех кампании, в ее результат, если сам ты – обыкновенный менеджер непонятно какого звена в незаурядной небольшой фирме, твой друг – промышленный альпинист с огромным стажем и не менее огромным багажом специфического юмора, а брат и вовсе художник, по уши увязший в 3D Max.

Но. Всегда есть одно «но». И какое! На нем стоит заострить внимание. Огонь. Я не перестаю повторять, что если вы заметили у себя в глазах искру – раздувайте ее в полноценный костер, чего бы это вам не стоило. Ваши пылающие глаза всегда разожгут душу собеседника. Пусть ненадолго, но пламя вспыхнет. И тут его главное поддержать, раздуть…

Как я уже сказал, надежды на успех не было никакой. Ведь если мы и собирались все вместе, то ненадолго. Обычно диалог наш сводился к старым заезженным пластинкам с совершенно разными, своими, любимыми и наболевшими для каждого темами. Впрочем, иногда он и вовсе скатывался к обсуждению рутинного быта или, что еще хуже, работы. Нам катастрофически не хватало свободного времени, у каждого находились тысячи отговорок, позволявших уклониться, а то и совсем отказаться от любого мероприятия. С возрастом в нашем лексиконе все чаще и чаще стало фигурировать слово «нет». Расстояние в несколько сот метров казалось непреодолимым из-за непобедимой лени.

Тем не менее. В один прекрасный момент, когда я, убивая время, пытался сразить очередной виртуальный вражеский танк, раздался неожиданный телефонный звонок. Этот противный звук, издаваемый домашним телефоном, мгновенно вырвал меня из паутины тактических размышлений и, как следствие, из гущи боя.

– Это я, – я поднял трубку, не зная, что гасить первым –мою невесть откуда взявшуюся злость или пожар во внезапно и совершенно не к месту пробитом двигателе.

– Нет. Я – это я, – прозвучал из трубки знакомый Димкин голос. – Глянул все, что ты мне набросал по скайпу, сам еще кое-что нашел. Прочитал много полезной информации о металлодетекторах и скажу тебе однозначно – надо брать. Надо брать аську триста пятидесятую и пинпоинтер. Я по форумам полазил, мужики пишут, что штука незаменимая, да и по работе пригодится.

– Аська или поинтер? – о поинтере я узнал совершенно недавно и не рассматривал его покупку, как острую необходимость. Как впоследствии оказалось, очень даже зря не рассматривал.

– И аська, и поинтер. Триста пятидесятая вроде как адаптирована под наши грунты, – в Димином голосе неприкрыто звучала радость.

– Вот и замечательно, я как раз недавно обсуждал все с Игорем. Брательник вообще сказал, что это хорошие инвестиции, так как вкладываем мы в свое здоровье.

Что тут еще добавить? К черту виртуальные наркотики! Да здравствует дух неизвестности и приключений!

Мы обсудили цену и решили поделить ее поровну между нами троими. В итоге для каждого из нас покупка обошлась в три раза дешевле, чем если бы мы купили каждый по детектору. Мало того, Дима окончательно решил купить себе пинпоинтер. Мы еще побеседовали минут с десять, уделив должное внимание картографии, предполагаемому району поиска, который выбрали, опираясь на Димкино чутье. В конце, затронув тему биолокации, я прихватил несколько кусков медной проволоки, чтобы соорудить специальные рамки, и пошел домой.

Сумму мы собрали довольно быстро, после чего она, в хрустящих американских крокодилах, была торжественно вручена Диме.

– Алло, – голос Димы, прозвучавший в трубке моего телефона буквально через несколько дней, дрожал от счастья, – купил!

– Сейчас буду! – я, накинув первую попавшуюся под руку майку, на ходу запрыгнул штаны и, сломя голову, помчался в гости.

Минут через двадцать я светился радостью, как маленький ребенок, которому дали игрушку. Все мы дети, только игрушки становятся с каждым годом все дороже и изощренней. Прибор сходил с ума, указывая на скрытую бетоном арматуру перекрытий, а мы радовались. Мы радовались искренне, и этой радости не было предела. Пинпоинтер тоже оказался весьма занятной игрушкой, которой Дима, ко всему прочему, уже успел даже найти противозачаточную спираль у своей новой пассии. Впрочем, не будем затрагивать личную жизнь моего друга, хотя согласитесь, оригинальное применение для такого прибора, не правда ли?

Что ж, дрожь в руках была сродни той, что я испытал в детстве, когда отец дал мне Орленок и сказал: «Крути педали!», а ощущения от прикосновения к приятной, слегка шершавой рукояти Аськи были подобны первому прикосновению к девушке. Да, это было незабываемо. Меня буквально распирало от радости, которой я не преминул, по возвращении домой, поделился с братом и супругой.

Решено было не тянуть и ехать сразу, в ближайшие выходные, а до этого в пятницу устроить контрольное совещание, на котором обсудить конечное место и проверить снаряжение по списку.

Остаток недели незаметно промчался в суете. Я копался в старых картах, совмещая их с современными, искал забытые хутора и деревни, искал по дому, а затем чистил и приводил в порядок свое старое походное снаряжение. Подшивал практически не налезавшую на меня, давно заброшенную на антресоли военную форму.

Димка пообещал посмотреть, как настраивать детектор и придумать для него защиту, чтобы не разбить хрупкую катушку о камни, еще зарядить купленные аккумуляторы. А брат сказал, что глянет, как нашей триста пятидесятой Асей пользоваться.

Надвигалась пятница, а вслед за ней приближались долгожданные выходные.




Пятница. Первая «летучка»



Вечером в пятницу, после тяжелого трудового дня, казавшимся нудным и бесконечным от ожидания, мы все собрались у меня дома.

– Димон, направление, которое ты выбрал, оказалось достаточно интересным: в той стороне очень много исчезнувших деревень, хуторов. И что самое интересное – вот карты. Вы только вдумайтесь! Разница между ними лет двадцать. На этой, старой, была деревня, а на новой уже чистое поле. А тут вообще лес. Будто и не было ничего и никогда. И, если бы только одна деревня. Но они исчезают в непонятных для меня количествах. Даже страшно представить, с какой скоростью в областях вымирают люди, – я выдержал небольшую паузу. – Ну и в целом: совмещать карты в фотошопе или распечатывать, а затем сверять с линейкой, достаточно муторное занятие. В конце концов, я чисто случайно наткнулся в интернете на один интересный сайт. Ребята сделали систему, где в автоматическом режиме синхронизируются на выбор четыре разных карты, причем в результате все достаточно легко центрируется на нужном объекте. Я еще и google «Планета Земля» поставил, чтобы места просматривать, где и что. Вот смотрите, что я нашел, – я быстро нашел, показал и рассказал о нескольких исчезнувших поселениях.

– Ты хоть с картами разобрался, а у меня ремонт, я еще даже не открывал инструкцию к МД, – Димка развалился на диване, – и вряд ли успею сегодня разобраться, работы еще вагон и маленькая тележка.

– А у меня вообще неделя была – не разогнуться. И день сегодня трудный, – брат откинулся на спинку кресла. – Так, пару роликов «покурил» по настройкам. Вы хоть что-то по настройкам читали? Общие принципы хотя бы?

– Времени не было. Короче, едем как студенты на сессию – методичка по китайскому есть и замечательно, – Димка улыбался до ушей.

– Типа того, – Игорь замолчал.

– Едем, кстати, на никому не нужную заброшенную деревню восемнадцатого века, – я снова ненадолго замолчал, собираясь с мыслями. – В крайнем случае, у нас есть еще несколько вариантов. Я тут все распечатал, ознакомьтесь, – я протянул каждому по пачке распечатанных на принтере листов А4.

– И что тут? – почти хором спросили оба.

– Что, что. Там по пунктам деревня 18 век, деревня 19й век. Деревня такая, деревня сякая. Вот верстовка, вот трех-верстовка, вот РККА, вот 20 век, вот спутник, вот координаты для «жопореза», – я выдохнул, – у Игоря вроде есть на трубе, так что не пропадем. Я вам тут координаты написал, не растеряйте.

– Я себе скоро тоже новый телефон куплю, так что будет два, – Димка достал свою старую трубу, – этот уже на ладан дышит. А новый лучше моего домашнего компьютера будет – мощная штука. Координаты мне нафиг не надо, я не смогу посмотреть. Ты лучше их с собой завтра возьми, а то вдруг что.

– Ладно. Рамки сделали для биолокации? – я посмотрел на обоих. Сам-то я еще вчера попрактиковался в поиске Ленкиных сережек, нашел практически сразу же, чем ее сильно озадачил.

– Ну-ну, – Игорь продолжал раскачиваться в кресле. – Не, я с бодуна, мне с ними в таком состоянии работать нельзя. Может, потом. Как-нибудь.

– И мне нельзя, – Дима вздохнул, – я еще болею. А в этом состоянии можно легко «обратку» словить. Не хотелось бы.

– Да и хрен с вами. Только вы поймите, что это хорошая возможность развить дар. Опять же – эту технику мало кто из копателей использует. Вот у тебя, Димон, интуиция дай Бог каждому, а развить – вообще будет блеск.

– Все это мелочи, – Дима перехватил инициативу, – надо веревку и воду взять. У меня есть дежурный комплект: несколько лопат, топор, пила, ломик. Фонарик на всякий случай. Разгрузку, конечно, не помешает купить, да и вообще, в военторг с зарплаты заехать. Я себе там присмотрел много чего интересного. А защиту для катушки на месте соорудим, я к завтрашнему дню все продумал и подготовил. На что-то фундаментальное времени не было совершенно, так что серьезное что-то сделаем позже.

– Короче, едем завтра и практикуемся. Чтобы освоить прибор, не одни сутки надо, – Игорь встал, – кстати, во сколько едем?

– Мы с Димоном в полшестого у его машины встречаемся, за тобой заедем минут через десять-пятнадцать – будь на низком старте. Я маякну.

– Димон, бензин раскинем на троих. – На что Димка коротко бросил: Разберемся.

Так закончилась наша первая «совещалка» перед самым первым выездом. Впереди меня ждали суетливый, весь в сборах, вечер и долгая, бессонная, полная предвкушения ночь.




В дороге



Пять минут на завтрак, десять минут на сборы, и вот уже прохладный утренний воздух щекочет меня своей приятной свежестью. Гаснут последние звезды.

Я успел порядком замерзнуть, прежде чем дверь подъезда с шумом распахнулась, и на лестнице появился Димка с огромным пластиковым ведром, двумя сумками и пакетом, в котором весьма отчетливо угадывались берцовые сапоги.

– Здорово! – я был озадачен количеством вещей и поэтому на всякий случай уточнил, – Ты, случайно, не на войну ли собрался?

– Привет. Чуть вырвался, Инка все мозги высушила: не может, да и не хочет меня понять. Для нее отдых – это сидеть дома или в гостях перед ящиком, – Дима в сердцах сплюнул, – она точно не из нашей компании. Да ты сам ее видел, знаешь. – Переговариваясь, мы направились к машине. – Тут все нужное: снаряжение, еда, вода.

–Ага, а детектор где? – я чуть не засмеялся.

– Вот же! – Димка выругался, – то-то, думаю, что же я все-таки забыл. Подожди-ка минуточку. – И мой друг скрылся в пустой пасти не успевшего толком проснуться дома.

Не прошло и нескольких минут, как дверь снова распахнулась, являя моему взору пунктуального и незабывчивого друга, несущего за плечами на лямке странный, синего цвета мешок. Перехватив мой взгляд, Дима бросил: Вчера сшил, так удобней.

– Ты бы его еще из кумача сшил, – я закинул в багажник старый черный городской рюкзак да пакет с водой и «собойкой».

– Я, кстати, покрасил черной краской все яркие части МД, – Дима захлопнул заднюю дверь, – слишком уж он оранжевым отсвечивал. Видел на рынке липкую ленту с раскраской «хаки», но подумал, что замучаюсь отмывать каждый раз.

Мы выехали. Мой телефон нетерпеливо звзвонил.

– Алло! – раздалось на том конце провода.

– В пяти минутах, – сказал я, – выползай.

Если кто и был самым экипированным из нас, то это безусловно мой младший брат. Его снаряжению можно было только позавидовать: хороший польский мультикам, панама, хорошие берцовые сапоги, защитного цвета рюкзак, к которому была пристегнута саперная лопатка.

– Я рации зарядил, – Дима остановился на стоянке перед домом, где жил мой брат.

– А взял? – недоверчиво спросил я.

– Взял-взял, – Дима осмотрелся, – ну где брательник-то?

– Да вон идет, – я показал на идущего к нам скорым шагом Игоря.

Хорошо, что я захватил с собой еще один листик с координатами, иначе пришлось бы возвращаться. Еще, на случай контакта с сотрудниками госорганов, чтобы не было состава преступления, я подготовил заявление с местом для описи, о сдаче случайных находок. Лучше пере, чем недо – сами знаете.

Мы ехали навстречу солнцу по полупустым дорогам нехотя просыпающегося после хмельной пятницы города. Неслись, предвкушая находки и грезя приключениями. Серые бетонные городские джунгли постепенно исчезли, их заменили яркие и красочные природные пейзажи, которых так не хватало в трясине повседневности.

– Нам обязательно надо найти горшочек с золотом, – Дима выруливал по кольцу на мост, – а лучше три горшочка с золотом. Я даже фотоаппарат по такому случаю взял.

– А все ли подарки земляному дедушке взяли? – мне было интересно, что мы еще забыли, – я взял мелких бумажных денег.

– Я взял подарок, - начал Дима, а Игорь подхватил, – а я пару монет.

– Вроде, ничего не забыли, – я задумался.

– На месте разберемся, – Игорь сверился с навигатором, – уже скоро.

Правда добраться до этого «скоро» удалось лишь со второй попытки, поскольку первая закончилась полем, пробитым глушителем и, как впоследствии оказалось, куском отвалившейся горловины бензобака, что совершенно нас не радовало. Все же легковушка – не та машина, на которой запросто можно ездить по заброшенным и давно заросшим дорогам. В конечном итоге мы нашли более-менее сносную лесную дорогу, по которой смогли добраться до места поиска.




Экипировка, первые гвозди и аборигены



Низкая посадка ориентированной на хорошие дорожные условия машины не позволяла ехать в ней одновременно троим взрослым мужикам не самого худощавого телосложения. Поэтому, пока Дмитрий с важным видом крутил баранку, мы с Игорем, обрызгав друг друга с ног до головы спреями против назойливых насекомых, отбивались от туч еще более назойливых, видимо, посчитавших смесь ядохимикатов соусом к своему основному блюду. А отбиваться было от чего – если поймать из того роя комара покрупнее, то, думаю, без труда на глаз можно было бы определить его пол. Впрочем, в машину тоже набилось достаточно гнуса, и в конечном итоге Дима, как и мы, был вынужден защищаться от назойливых крылатых людоедов.

Остановившись у небольшой полянки, мы начали надевать снаряжение. Меньше всего экипировки было у Димы: рабочие камуфлированные штаны, серо-белая майка и, совершенно не к месту, ярко-синяя болоньевая куртка, которую он подпоясал ремнем от старой офицерской портупеи.

Если с одеждой все ясно, то с собой мы взяли лишь самое необходимое: фляжки с водой, ножи, рюкзаки, две саперные лопатки, топор, МД, рации, пинпоинтер, распечатанные карты и ведро с пластиковой крышкой. На вопрос, зачем оно нам, Дима убедительно ответил, что мы грибники и будем собирать туда грибы.

День обещал быть солнечным.

Продравшись сквозь заросли кустарника – а именно через них нас вел GPS-навигатор, – мы попали на небольшой участок земли, засаженный молодыми деревьями.

– Вот мы и на месте, – Игорь смотрел на мобильник.

– Ну что, давайте делать подгон дедушке, – я снял рюкзак и, расстегнув молнию на одном из карманов, достал из него смятые банкноты. Дима пожертвовал пару ключей, а брат несколько монет разных стран. После чего весь этот небогатый скарб был тут же торжественно зарыт.

– Вы хоть знаете, как его собирать? – Игорь видел нашу Асю впервые.

– Да, пару роликов просмотрели.

Мы достаточно быстро разобрались с фиксирующими части штанги защелками, болтом на катушке, затем плотно обмотали провод вокруг уже собранной штанги и закрепили его в контактном гнезде. После всех этих действий Дима показал, зачем он взял с собой крышку от ведра со шпаклевкой. Положив на нее сверху диск катушки, он, проделав гвоздем в крышке несколько отверстий, быстро прихватил катушку пластмассовыми хомутиками: Выглядит, конечно, коряво, но зато защищает катушку.

Настраивать дали Игорю – все же микроэлектронщик по образованию. Он выставил все металлы, чувствительность не на максимум и… Зря мы договорились копать все. С другой стороны, гуру всевозможных форумов только такие рекомендации и давали. Первый же сигнал, от которого все мы, кстати, вздрогнули, подарил нам… Нет, не горшок, полный золота, а самый обыкновенный ржавый гвоздь. Но нет, я вам совру, если скажу, что этот гвоздь был самым обыкновенным ржавым гвоздем – это был самый необыкновенный ржавый гвоздь, который мы подолгу, тщательно рассматривая, вертели в руках. Кстати, искали бы мы его в земле достаточно долго, не купи Дима незаменимую вещь – пинпоинтер.

Следующей нашей находкой стал… И снова нет, снова не горшок! Стал очередной необыкновенный гвоздь!

– Кто бы мог поверить, что в лесу столько гвоздей, – Игорь задумчиво вертел в руках очередную коричневую закорючку.

Засыпав за собой очередную ямку – надо приучать себя к хорошему тону с самого начала – мы заметили небольшую заросшую воронку. Может, это засыпанный колодец, полный сокровищ? Ага! Держи карман шире! Четкий цветной сигнал подарил нам проржавевшую металлическую тарелку.

– Да медленней иди, ниже маши катушкой так, чтобы движения перекрывали друг друга! – поправляли мы друг друга, вспоминая учебные ролики и литературу.

– И это первая скрипка? Локоть выше, движения плавней, – куда нам без юмора и старых пошлых анекдотов.

А крышка, словно коса, косила и косила траву.

Мы каждый по очереди попробовали походить с металлодетектором. Прибор, хоть и был легким, но… Походить, стараясь оттачивать и запоминать движения, сопоставляя их с шагом, выдерживая скорость и высоту – весьма непростое занятие. Много позже все это конечно дойдет до автоматизма, но, честно признаюсь, знал бы заранее, точно бы руку подкачал.

Вдоволь насобирав гвоздей в лесопосадке, мы вышли к машине. Небольшая передышка и снова в бой.

А не проверить ли эту лесную дорогу, ведущую к хутору? На дороге звенел буквально каждый метр и, пока накопавшийся Дима заполнял свое огромное ведро лисичками, мы с братом заполняли свои карманы ржавым мусором. Не выбрасывать же такие бесценные сокровища!

Сильный четкий цветной сигнал остановил нас прямо на перекрестке.

– Ого! Латунь! – дурачились мы, передразнивая друг друга и рассматривая находку, – Да это же латунь! Сейчас продадим латунь, отремонтируем Димону хату, купим по машине…

Кусок латунной болванки, толщиной и размером с указательный палец, стал нам наградой.

– К вам движется трактор, – рация выплюнула слова практически одновременно с услышанным нами звуком приближающейся сельхозтехники.

Терять бдительность нельзя ни в коем случае и мы, найдя самый густой кустарник, залегли в нем. Мимо, восседая словно на троне, на мотоблоке, с деловитым видом проехал абориген, остановился метрах в ста, загрузил в прицеп пару бревен и потарахтел обратно.

Теперь предупреждать была наша очередь. «Встречай трактор обратно», – сказал я в такое незаменимое в полевых условиях устройство, тут же ответившее голосом Димы: «Понял».

Побродив в бесплодных поисках еще около часа по близлежащим полянам, мы решили собраться у машины и обсудить дальнейший план действий.

Собрались. Спрятали МД в багажник – так, на всякий случай. Теперь, как говорится, картина маслом. Три мужика в явном специфическом обмундировании, в строительных перчатках стоят с лопатами посреди леса, рядом с машиной, вокруг большого белого ведра, дно которого едва прикрывают лисички, и вертят в руках распечатанные снимки со спутника. Прямо на нас из леса выходят две аборигенки лет сорока, с пакетами, полными грибов.

– Вы кто? – вопрос, прозвучавший после короткого взаимного ступора, скорее всего являлся некоей магической формулой, возможно, женщины искали в нем защиту и одновременно пытались напасть. Женская логика, увы, практически всегда убийственна для мужского сознания. Но мы не лыком шиты, мы тут, между прочим, грибы собираем. Поэтому ответ наш был простым и очевидным: «Мы грибники».

– Ой, мы тоже грибы собираем. А вы недавно приехали? – дамы заметили столичные номера и их в буквальном смысле прорвало. Они рассказали нам, что тоже из города, что жили тут на хуторе, что гуляли по этим лесам с самого детства и еще много чего ненужного и неинтересного. В конце концов, рассмотрев наши весьма скромные грибные трофеи, указали в сторону, где на месте старого хутора теперь остался лишь погреб, а вокруг была якобы богатая грибами поляна. Распрощавшись, мы тут же двинулись в указанном дамами направлении, конечно же, не забыв захватить с собой «трюфелеискатель» – ведь мы же, как ни крути, грибники.




Волчье логово в заброшенном погребе.



Не скажу, чтоб поляна была грибной, скорее, она была земляничной – душу на ягодах отвели сполна. Что же касается погреба, то его нашел Дима.

Вход был завален ветками и из-за свисавших вниз хитросплетений корней, травы и мха, скорее напоминал лаз, ведущий к логову Гморка из «Бесконечной истории». Впрочем, наши ассоциации оказались недалеки от истины: под измазанным известкой каменным сводом овальной формы, в прохладе, волки устроили себе логово.

Волков дома не было, зато было полно волчьей шерсти, на истоптанном крупными следами когтистых лап песке валялись недогрызенные остатки ноги какого-то парнокопытного и разодранный в клочья заяц.

– Доставайте ножи, – Игорь озвучил то, что было на уме у всех, – ну его нафиг.

– Будем надеяться, что слова старого охотника «Для дикого зверя, как и для бандита, трое человек – уже много», являются правдой, – пробормотал я.

– Отобьемся! – Дима подошел к одному из подрытых углов погреба и начал «звонить».

Где искать в погребе клад, мы не знали, поэтому на всякий случай исследовали его полностью: от и до.

Погреб подарил нам гнилые остатки современного цинкового таза, крышку от консервов размером с восьмидюймовую дискету, кучу гвоздей и массу удовольствия от работы с лопатой.

Надеюсь, волки остались довольны новым, освеженным интерьером своего жилища.




Война войной, а обед по расписанию!



Нет ничего лучше, чем перекусить на природе. Этакая идиллия – птички поют, солнышко сквозь листья деревьев и холодок тени пытается дотянуться до тебя своими ласковыми лучиками, ветерок шелестит в мягкой траве, разгоняя неназойливых полуденных насекомых. А на разостланных пакетах перед тобой аккуратно разложены черный хлеб, огурцы, помидоры, лук, сало, сваренные вкрутую яйца. Холодная минералка, бывшая с утра еще льдом, теперь приятно охлаждает подуставшее, начинающее гудеть, тело.

– Надо будет сделать стол, – задумчиво изрек Дима и мы засмеялись.

«Ну вот поели, теперь можно и покопать!», однозначно сказал бы лягух из старого советского мультфильма, будь он кладоискателем.

Впереди нас ждала еще одна неизведанная забытая людьми и заросшая лесом деревня.




Вторая деревня. Биолокационные рамки



Мы с Игорем молча шли за машиной, и я думал, почему в наших краях так мало старых толстых деревьев. Везде, где я бывал, все деревья относительно молодые – им от силы лет семьдесят. Есть, конечно, постарше, но они достаточно редки. Не могли же сразу все леса вот так взять и исчезнуть в один прекрасный миг. Даже если учесть, что первая и вторая мировые войны принесли с собой небывалые лесные пожары. Сжигались ли древние леса намерено или нет, не знаю. Возможно, кто-нибудь когда-нибудь кому-нибудь и откроет этот секрет…

На месте второй деревни оказался серьезный лесоповал, работать на котором было достаточно сложно – я бы сказал, практически невозможно без спецтехники, которой у нас и в помине не было. Одно дело, когда ты продираешься через бурелом, пытаясь найти дорогу, и совершенно другое, когда хочешь пройтись и все прозвонить.

В итоге мы нашли всего несколько ржавых звеньев старой цепи, пару сгнивших гвоздей с квадратным сечением и кусок нижней челюсти какого-то жвачного животного.

Больше всех оторвался Димка, которому явно наскучило искать гвозди – он обстучал вырезанным дрыном все пни в округе в поисках змей. От такой наглости змеи забились в самые дальние углы своих убежищ, видимо, поэтому охота на них успеха не имела.

На предположительной окраине деревни мы нашли проросший деревьями невысокий, явно насыпной, курган. Но как ни велико было желание посмотреть, что в нем находится, мы не стали его изучать.

Я усвоил за свою жизнь, что истинные ценности не измеряются деньгами, их надо уважать и хранить, да и могилы грабить – не по нашей части.

Чуть не забыл рассказать о рамках, сделанных мной накануне из медной проволоки. Первые впечатления от общения с ними… Именно так, первые впечатления от общения с ними оказались очень хорошими. Техника и правила работы в сфере биолокации многократно описаны до меня, поэтому останавливаться на этой теме и процессе этого специфического поиска я пока что не буду. Скажу лишь, что рамки четко указывали направление на абсолютно незнакомой нам местности и ни разу не ошиблись с ответом, а для работы с ними необходима ясность сознания. В любом случае, как показал наш выезд, Диме, например, с его развитой интуицией, рамки не нужны вовсе, а Игорю по душе больше пришелся МД, так что лозоходство я оставил лично для себя.




Дорога домой



Как приятно снять берцовые сапоги после долгого тяжелого дня. Это такое блаженство, которое могут понять лишь те, кто хоть раз катался на горных лыжах и ходил в горы или долгие марш-броски. Снять ботинки и почувствовать босыми ногами прохладу земли – это непередаваемое блаженство. И я не ошибаюсь и не путаюсь в описании – ощущения у меня были именно такими.

Помните, как в школе на физкультуру брали с собой сменную обувь? Обратно я ехал в любимых мокасинах.

Двигались домой, обсуждая находки и прошедший день, останавливаясь возле всех достопримечательностей, встречавшихся на нашем пути. Старинный православный храм с развалившимся забором и потрескавшейся статуей Христа, величественные католические соборы, незнакомые городки и деревни наполнили наши души теплом.

– Ничего, горшочек в следующий раз найдем, – сказал я.

– А лучше три горшочка! – поправил меня Дима, – и с золотом!

Дорога казалась бесконечной, асфальт блестел от марева, а наши глаза слипались от усталости. Хорошо, что по пути встречались деревни с колодцами, в которых была ледяная вода. Скучный и унылый бетонный муравейник, наполненный вялыми муравьями, и долгие серые будни ждали нас впереди. Теперь окончательно и бесповоротно стало ясно – этот выезд не последний.




Неприятная неожиданность



Дома под контрастным душем меня ждала неожиданность. Клещ. Да еще где! Этот гад умудрился цапнуть меня за поясницу. Хорошо, что ремень не пустил его дальше – пришлось бы краснеть в больнице: уж сам-то бы вряд ли смог дотянуться, а спасать некому. Вообще, еще с детства ненавижу этих паукообразных.

Но так или иначе – вот он, а вот я. Точнее – вот я и вот эта дрянь, и эта дрянь меня жрет. Первое, что я сделал, это отправился в ближайшую поликлинику. Но увы и ах: выходной день. Никого нет. В травмпункт далеко. Что ж – пришлось учить матчасть, благо, интернет работал.

Хочу сказать, что эти насекомые меня кусали не раз. Так вот, масло, сколько я ни пробовал их намазывать и даже заливать, накрывая наполненной до краев бутылочной крышечкой, не помогло ни разу. Керосин, простите, дома не держу, да и после того, как у меня вырезали из тела случайно оторванную голову этого насекомого, экспериментировать мало хотелось. Итак, я набрал в гугле простой и жизненно важный вопрос «как удалить клеща?». А а что делать – избавиться от этой дряни надо как можно раньше, ибо промедление смерти подобно. Ну, смерти-не смерти, а последствиями эта проблема попахивает.

Конечно, у меня не было всевозможных приспособлений, специальных щипчиков и прочей ерунды, зато у меня оказалась обычная нитка. Помучившись, я наловчился и затянул петлю практически на самом «хоботе», если можно так выразиться, на границе у самой кожи. Затем взялся за концы нитки и на первом же обороте вытащил проклятого членистоногого. Крутить клеща, к слову, можно в любую сторону, резьбы у него на хоботе нет, есть усики. Так вот, успей он вгрызться в мое, с сальной прослойкой, тело, пришлось бы точно обращаться за помощью – чтобы можно было оттянуть нитку и довязать узелки, приближаясь к тому моменту, как проклятый кровопивец, словно пробка, из бутылки вылетит из моего тела. Какая мерзость. Бррр. Вообще не люблю, когда меня жрут.

Мне повезло – воспаления не было, но врачи все же прописали курс доксициклина.

Легко отделался – надо будет серьезней подойти к экипировке и подбору химии от насекомых.

Зато теперь я знаю весьма действенный и простой способ удаления клещей, чего и вам желаю. Как говорится, матчасть должна отскакивать от зубов. По крайней мере, эти специфические знания не повредят в полевых условиях.




О выезде в целом



Мы прекрасно провели время на природе, получив море незабываемых впечатлений. Стало ясно, что кладоискательство – это тяжелый труд, полный приключений, неожиданностей и всевозможных опасностей. Мало того, труд этот требует хорошей физической подготовки, везения, многих знаний, в том числе ориентирования на местности, картографии, а еще наличия развитого воображения и, безусловно, образного мышления. Кстати, даже если у вас нет образного мышления, оно со временем разовьется, впрочем, как и интуиция – просто почаще фантазируйте, пытайтесь мысленно «прочитать» или нарисовать историю находки, опираясь на первичные ощущения, старайтесь угадать, почувствовать.

Мы остались довольны нашим первым выездом и еще очень долго радовали родных увлекательными рассказами, в которых, конечно, немного привирали. Ведь любой кладоискатель – это в первую очередь личность незаурядная, отчасти фантазер и конечно же рассказчик.







Powered by php | Kalyaked by RIP