"Главы Апокалипсиса" :: Книга вторая

Глава 23

Вечером выпала роса, а это значит, что дождя завтра не будет… Хотя… Как знать… Завтра будет завтрашнее… Так говорят…

Я несколько раз просыпался и подолгу не мог заснуть, разглядывая усыпанное бисером ночное небо. Сколько метеоритов – можно загадывать желания, пока не надоест. А как отчетливо виден млечный путь: таким я наблюдал его лишь один раз в детстве, когда вечером шел из школы. Именно тогда он и запал мне в память… Хотя, если не пасмурно, здесь всегда картины такие, что дух захватывает… Слава Богу все человеческие муравейники давно лежат в руинах. Еще лет пятьдесят или сто, и о них даже памяти не останется – зарастут шрамы на теле Матери-Земли…

Как ни странно, но на голой земле в походных условиях я и сплю меньше, и высыпаюсь лучше, нежели на нарах в лагере. И совсем неважно, что сон зачастую бывает слишком чутким, тревожным… И с Мишей, и с Алексом, и с Таней происходило то же самое.

…Утро выдалось весьма прохладным, немного ветреным и, что не могло не порадовать, ясным. Как приятно походить по утренней росе босиком и не просто приятно, а еще и весьма полезно… Она и тело лечит, и силы восстанавливает.

– Как сквозь землю провалились, черти! – Алекс смачно сплюнул. Трудно было с ним не согласиться – уже четвертый час мы продирались сквозь непролазный лес, пытаясь нагнать наших, как мне казалось, заплутавших, охотников.

– А может, это и правда нечисть какая-то – широко раскрытые глаза Бронислава как всегда выдавали его неподдельно-детские наивность и искренность. – Тут же ее полно вокруг!

– Если уж и есть тут нечисть, то это леший, – Мих улыбнулся. – Готов поклясться самым ядреным самогоном, какой только можно достать на нашей базе, еще часок и мы сможем выучить кучу новых ругательств у наших охотников.

– А мос… – Бронислав оборвал себя на полуслове. Слишком уж тяжелы были взгляды его товарищей.

– Если это леший… – Татьяна немного помолчала, – давайте ему небольшой подарок сделаем, он нас сам и выведет. Мне бабушка когда-то в детстве рассказывала.

– Бронислав, – я похлопал парня по плечу, – нечисть консервы не ест. Разве только в них не человечина какая... – Парнишка вздрогнул, а я подмигнул Миху и, усмехнувшись, добавил, – самогон, значит…

Как говорится, чем черт не шутит. Мы оставили небольшой сверток с едой под величественной, обхвата в три, сосной… Татьяна что-то тихо пошептала над ним и мы отправились дальше… Шутки шутками, но то ли и вправду кто-то нас «водил», то ли просто так совпало, но уже через полчаса лес стал реже, и мы наконец выбрались на узенькую, едва заметную тропинку. Даю слово, если бы не охотники, я бы просто миновал ее, вглядываясь куда угодно, только не себе под ноги. Конечно же, я и под ноги тоже смотрел, но…

Весь день мы продирались через кустарник, что рос по обе стороны тропинки, и наши находки – несколько пустых консервных банок да небольшое, едва теплое кострище – говорили, что мы на верном пути. Те, кого мы преследовали, будто играли с нами, – мы никак не могли их настигнуть, но все время встречали какие-то мелочи, указывавшие на недавнее присутствие наших потенциальных то ли друзей, то ли врагов…

К вечеру я, наконец, понял, в чем заключалась миссия проводников. По крайней мере, одного из них. Когда мы снова заплутали, парнишка, над которым мы начинали уже слегка подтрунивать, поскользнулся на старой гнилой ветке и кубарем скатился вниз по довольно крутому склону. Если б не это происшествие, мы наверняка не обнаружили бы большие стальные ворота, в которые мог легко проехать грузовик. Похоже, это был старый военный объект. Несколько вмурованных в камень и уходивших глубоко под землю вытяжек, из которых веяло холодом, старая бетонка, давно поросшая травой, лишь подтверждали эту догадку. В ворота была врезана дверь, ручка заляпана свежей грязью …

Вскоре и охотники нашли тропу, и нам оставалось лишь устроить засаду.

– Без надобности не палите, – Алекс обвел нас строгим взглядом. – Мне и самому до смерти надоело шляться по этим Богом забытым местам, но давайте все же попытаемся завязать контакт с аборигенами…

– Один уже завязали, – Мих ехидно усмехнулся, – и где мы?

– Лучше спроси, где он… Давайте сначала тело спрячем, – я посмотрел на проводника, сломавшего себе при падении шею. – Хоронить пока времени нет.

– Нечего ворон ловить, – небрежно бросил один из охотников и уже тихо, после небольшой паузы, добавил, – бестолковый пацан был.

Тело спрятали за небольшим кустом в зарослях лопуха метрах в десяти от ворот.

Мы с Мишей устроились по обе стороны от ворот, Таня и Алекс наверху, остальные же рассредоточились по периметру – не дай Бог, кто с тыла зайдет или еще какая оказия случится. Так себе засада… Скорее, все рассчитано на эффект неожиданности: кто выйдет наружу, наверняка не ожидает такой внезапной встречи. Ведь место хорошо замаскировано, а значит, и его обитатели со временем могли потерять бдительность…

Сидеть в засаде – занятие весьма непростое. Это вам не на лавочке семечки щелкать и не в потолок плевать. Напряжение адское, лишний раз не пошевелишься, чтоб себя не выдать. Да что там шевелиться – вздохнуть лишний раз боишься. Тело затекает, но не встанешь, не разомнешься, приходится старыми дедовскими способами справляться… Напрягаешь мышцы до предела, затем расслабляешь, и повторяешь это снова и снова. Можно еще представлять, что дышишь через затекшие места, пытаешься продышать боль или колики. Заодно, если мерзнешь, так еще и согреться можно… Напряжение, усталость, да вообще все, что только можно и нельзя себе представить, странным образом сплетаясь, образуют один пульсирующий комок, что бьет по барабанным перепонкам в такт с сердцем. Нервы, если их не тренировать, могут сдать в любую секунду и лучше, чтобы в это мгновение ваш палец находился подальше от спускового крючка… Не раз неподготовленные охотники становились легкой добычей… Но барабаны в ушах рано или поздно замолкают. Рано или поздно усталость берет свое… Если же удалось справиться с усталостью, то остается опасность потерять бдительность, отвлечься на какие-то мелочи … И если вы не натренировали волю и концентрацию, не работали над своим вниманием, любой зевок будет стоить вам жизни…

Весь вечер и ночь мы провели в засаде…

Наконец, рано утром, раздался долгожданный лязг металла. Мы слышали, как проворачивается каждая шестерня внутри скрытого за толстой сталью механизма… Дверь ужасно заскрежетала и медленно поползла вперед…



Глава 22 Глава 24
Powered by php | Kalyaked by RIP