"Главы Апокалипсиса" :: Книга первая

Глава 8

Эх Ратомка, Ратомка… Сколько всего связано с тобой в моей жизни… Сколько хороших и плохих воспоминаний… Сколько я тебя не видел? Сколько лет назад я встречался с тобой последний раз? Извини, когда-то я любил тебя всем сердцем и душой, а потом так же откровенно ненавидел. Сколько долгих лет мы не виделись? Ну, здравствуй… Надеюсь, я не помешал тебе?

Пепелище… Все выгорело дотла. В детстве я видел такое на фотографиях Хатыни. В лучшем случае, печные трубы одиноко смотрели в серое небо, в худшем – от построек не оставалось ничего. Причина разрушений была проста. Проехав немного по сгоревшей улице, я наткнулся на развороченный, с причудливо изогнутыми и скрученными лоскутами, кусок трубы. При более детальном изучении данного артефакта я обнаружил вверху приклепанную, почти оторванную металлическую пластину с какой-то надписью… Вытерев сажу, я понял, что это никакая не труба, а газовый баллон… Конечно. Ведь газ тут у многих не проведен и почти все пользуются баллонами… О точности моих размышлений говорили остатки развороченной машины для перевозки баллонов, что находились недалеко от огромной воронки…

…В детстве, когда я был совсем ребенком, гуляя на полигоне, с ребятами со двора мы нашли большой красный газовый баллон. Простучав, мы поняли, что он наполовину полон или наполовину пуст. Тут же общим собранием было принято решение его взорвать. Наученные горьким опытом запуска ракеток с горючим, коим была газета, пропитанная натриевой селитрой, баллон мы решили запускать тотчас. Следить за запуском решили из укрытия. Нашли траншею. Баллон метрах в ста от нее вкопали в землю, обложили хворостом и палками. Все укрылись в траншее, один поджег дрова и побежал к нам… Все ждали взрыва, но не ждали такого мощного взрыва. По земле прошла дрожь. От леса, что стоял за полем, два раза отразилось эхо… Нас оглушило и обсыпало землей. Баллона на месте не было. Там, где мы вкопали его, виднелась глубокая яма. Через несколько секунд послышался завывающий нарастающий гул. Я слышал такой, когда показывали бомбежки в фильмах про войну. Все задрали головы и увидели приближающуюся к нам маленькую точку. Сомнений не было – это был исчезнувший баллон. Вой нарастал, точка росла, мы не знали, куда она упадет, – казалось что она несется прямо на нас… Все бросились врассыпную. Во время бега почувствовали ногами удар по земле. Мощный, глухой удар… Удар, который сотряс землю. По счастливой случайности мы все остались живы и невредимы и получили ценный жизненный урок.

Возможно, машина проезжала случайно рядом с этим местом, возможно, в нее попал баллон, взорвавшийся дома, при замене, а возможно, машина просто неудачно наехала на яму. Все возможно, ясно одно – взрыв был очень мощный, а баллоны понесли смерть округе, и без того израненной. Вокруг чувствовался запах смерти… Еще дальше я наткнулся на вагонные колеса… А может, был еще взрыв – на железнодорожных путях? Наверняка был, не попали же все эти куски цистерны сюда просто так. Что же взорвалось первым? Что послужило причиной взрыва цистерны? Я не стал мучить себя догадками и поиском правды и отправился дальше. Пятиэтажки за деревенскими домами были разрушены. Я выехал на дорогу и начал усиленно крутить педали – дорога шла под гору. Слева и справа от дороги паслись кони. Ратомка славилась своим конноспортивным комплексом – коням здесь повезло больше, чем людям… К сожалению… А может и к счастью…

Вот знакомый поворот, дорога направо, которая вела к бывшему когда-то давным-давно родным дому. Чем черт не шутит – я повернул направо. В этом дачном комплексе тоже царил полный бардак: несколько не сгоревших домов сиротливо смотрели пустыми стенами на окружающую природу. Трупов на первый взгляд не было видно, но при более тщательном изучении… Может, кому-то и повезло, но явно не всем. Выживших я не обнаружил. Я смотрел вокруг и на меня, словно тихий прибой, накатывали волны воспоминаний…

Домик сторожа… Осталась целой только передняя стена из белого кирпича… Дом разложился, как карточный – боковые и тыльная стены упали каждая в свою сторону, крыша превратилась в груду обломков – явные последствия взрыва. Видны следы пожара, но не сильные, похоже взрыв, разваливший дом, потушил пожар.

…Мы идем по дороге на дачу, Танька показывает в сторону уютного небольшого домика из белого кирпича: «Смотри, в этом доме живет сторож! Там есть телефон, можно позвонить!»

Я помотал головой и образы, созданные памятью, пропали, я вернулся на землю.

Деревянный домик по соседству рассыпался, крыша съехала в сторону и уперлась в столб, как бы обняв его. Много поломанных веток на яблонях. Кусты прижаты сломанным забором, на который упала вырванная с корнем груша. Некоторые листья свернулись, многие увяли – дерево лежит долго.

Подул ветер. По моей спине пробежали мурашки, я моментально насторожился, атрофированные, но заметно потвердевшие за последние дни мышцы напряглись в ожидании чего-то нового, опасного. Ветер, ветер, ты могуч! Ты гоняешь стаи туч! Тебя не было неделю! Откуда ты взялся? Ветер ласково коснулся меня и, открыв на мгновение рваное серое небо, умчался так же незаметно, как и появился.

В ожидании я простоял несколько минут, но ничего не изменилось. Пришлось ехать дальше. Крутить педали под горку трудно, но трудность эта вызвана плохой физической подготовкой, поэтому жаловаться на что-то другое просто глупо. Да и вообще, жаловаться на свои недостатки просто неприлично – это недостойно мужчины. С недостатками надо бороться и бороться так, будто живешь последний день, будто завтра умирать… Когда-то мы с Максом собирались купить по горному велосипеду и ездить в походы… Намерение исполнилось… Только как-то странно исполнилось… Эх, Макс, где ты сейчас, жив ли… Я вернусь в город, немного позже… Обязательно вернусь…

Пепелища сменяли друг друга. Перед очередным подъемом я сделал привал. Все-таки велоспорт не мое призвание, тем более, такой извращенный подвид – с лодкой вместо прицепа. Отдышавшись, я осмотрелся по сторонам, увидел яблоню, на которой висели яблоки! Ух-ты! Яблоки! Я вскочил и ринулся к сочным плодам. Яблок было немного, но собрал я их все. Не каждый день удается полакомиться чужими яблочками, а уж то, что они вкуснее магазинных или купленных, говорить, думаю, не стоит.

Я вновь погрузился в воспоминания далекого детства. Вот уже полдня мы в марш-броске от Молодечно к Минску… Деревни сменяют одна другую, с утра все на ногах, хочется есть, немного спать, привал еще не скоро… Лесная дорога, тропинка, шоссе, поле, гравийка… Почти нетронутая природа, вокруг такая неповторимая красота, которой в городе просто не может быть. Громко щебечут птицы. И вот кто-то из ребят замечает одиноко стоящую у забора яблоню с изогнутыми под тяжестью яблок ветками. Зеленые, но безумно вкусные яблоки с чужой яблони… Мы набрали полные карманы и еще долго ели их, пока шли по шпалам железки… Воспоминания все чаще влекут меня в прошлое… В обычной жизни дни сменяли друг друга и в них не было места воспоминаниям, в них вообще не было ничему места. В эти дни я превращался в серого человека, которых было полно вокруг, в эти дни я спал, спал наяву, как все вокруг…

Сумка со зверушками шевелилась, из нее слышались недовольные звуки. Н-да.. За животными надо убирать. Причем, убирать часто… Это именно то, чего я не делал… Из сумки неприятно пахло. Одноцветные недовольные зайцы смотрели на меня такими же злобными глазками, какими смотрели не менее злобные черепашки – вероятно, им что-то не нравилось… Ну что ж, надеюсь, несколько свежих яблок смягчат вас, по крайней мере, до следующей остановки… О чем я так и сообщил живности – вот еще поплаваем немного и причалим к берегу…

Черт оказался тем еще юмористом… А может, так изощренно надо мной шутила судьба… Дом оказался целым. Это был единственный уцелевший дом во всей округе. Вокруг все было буквально стерто с лица земли, а он стоит, стоит, как ни в чем не бывало. Я даже ущипнул себя… Остановился, слез с велосипеда и сел на лодку. Либо я сошел с ума, либо это действительно ТОТ ДОМ! Дом, чьих хозяев я довольно неплохо знал в прошлой жизни?

Эй! Есть кто живой? Ау! Люди-и-и!!!

Ответом мне стала зловещая тишина. Калитка закрыта. Дверь, похоже, тоже. Так! Надо отдышаться. Впереди сложная встреча с прошлым. Хотя, какое может быть прошлое – это всего-навсего дом, в котором жила моя… Кхм… Знакомая. Ну, или почти знакомая... Сейчас это уже давно не имеет никакого значения.

Я почувствовал слабость и прилег на борт лодки. Глаза заволокло туманом и я провалился в прошлое.



Глава 7Глава 9
Powered by php | Kalyaked by RIP