"Главы Апокалипсиса" :: Книга первая

Глава 11

Безумная черная мгла ночи отступила вместе с первыми криками петуха. Я лежал и смотрел в потолок. Рядом безмятежно храпел кот. Даже живность в сумке вела себя тихо – впрочем, а что ей оставалось? Я чувствовал слабость во всем теле, очень хотелось пить и совсем не хотелось спать. Мысли, перемежаясь картинами воспоминаний, бежали легко и через мгновение сами собой без остатка растворялись.

Кажется, в крике петуха есть какая-то особенная давно забытая людьми магия. Магия, способная если не изгнать из этого мира нечисть, то обозначить время, когда она, нечисть, должна его, этот мир, покинуть. Хотя, какое «покинуть»,- все законы, правила и стереотипы рухнули в одночасье вместе с миром, в котором поддерживали зыбкое равновесие между силами, издревле спорившими друг с другом за право власти над ним. В День Хаоса Зло получило абсолютную свободу и власть.

Петух прокричал снова. При этом мысли мои сосредоточились на источнике звука. Петух… Кричит… Петух… Курица… Яйца… Еда… ЗАМЕЧАТЕЛЬНО! Раз есть петух, вполне вероятно, что орет он не просто так, и мне предстоит охота. Осторожно переложив недовольно заворчавшего кота на постель, я переоделся.

На сегодня предстоит очень много дел, надо составить план из основных.

В планировании есть как плюсы, так и минусы. К плюсам можно отнести то, что расписывая дела на день, мы программируем событийный ряд и при определенных навыках это очень серьезно влияет на окружающую действительность и свободное время. К минусам я бы отнес то, что элемент случайности может разрушить все до основания и то, что план - часть механизма системы, который способствует усыплению человека посредством превращения его в робота.

Так это или нет, но без четких, распланированных заранее действий городскому жителю очень сложно выжить вне города при глобальной катастрофе планетарного масштаба. В любом случае надо найти оптимальную линию поведения для того, чтобы выжить сейчас и в дальнейшем не упасть лицом в грязь. В общем, перечень мероприятий на сегодняшний день у меня получился простой и состоял всего из восьми пунктов, правда, некоторые из них обещали стать постоянными и войти в состав планов на другие дни, недели, месяцы, а может, чем черт не шутит, и годы.

Поесть и накормить кота.

Перевязать рану.

Распаковать вещи.

Осмотреться в доме.

Устроить загон для живности.

Осмотреться вокруг дома.

Отправиться на охоту за горлопанившим утром петухом, за водой, едой, дровами, всем, что может впоследствии пригодиться...

Прочее. (Не забыть, если останутся силы, потренироваться.).

Так. Пункт номер один – поесть и покормить кота…

Баллон с газом был полным, и я решил для приготовления пищи воспользоваться плитой. Пока я слаб, не стоило тратить силы на заготовку дров, газ стоит экономить и пользоваться им исключительно в экстренных случаях.

Уже через полчаса на плите кипел суп и жарилось мясо. На запах вышел кот и, запрыгнув на табуретку, начал умываться. Наблюдая за тем, как он умывается, я отвлекся от процесса готовки и «проворонил» суп - он «убежал». Я уменьшил огонь, а про себя подумал: «Все ненужное выкипает». Так гласит закон костра, а в данном случае закон плиты. Перед тем, как выключить газ полностью, я крутанул ручку конфорки на максимум и секунд десять подождал – так когда-то учил меня Макс.

И я, и кот – оба мы уплетали суп и жаркое за обе щеки и, как мне показалось, кот был намного более доволен, чем я. Поев, он потянулся и пошел спать. Конечно, я тоже мог себе позволить такую роскошь, тем более, что после сытной еды клонило в сон; но спать я не стал, а пошел мыть посуду. Благодаря наличию не протухшей воды в умывальнике, губки и моющего средства на раковине, процесс оказался довольно быстрым и не занял много времени. Впрочем, он не занял бы много времени, даже если бы ничего, кроме воды, в наличии не было – я часто ходил в походы, где приходилось мыть посуду без мыла, оттирая ее песком.

Оглядевшись и немного подумав, я поменял пункты номер два и три местами. Во-первых, осматривать свою рану, когда все находится в порядке, много легче, чем впопыхах рыться по сумкам. Во-вторых, надо избавляться от бардака сразу, иначе он поглотит весь дом и сделает это очень и очень быстро, а этого допустить никак нельзя.

На уборку в кухне, доме, перешивание пуговиц на форме, разборку содержимого многочисленных сумок, на определение места для каждой новой вещи ушло около двух часов. В результате осталась не разобранной только сумка с полудохлой, жалобно пищащей едой. Пока разносил по дому вещи, я почти полностью выполнил пункт номер четыре – осталось лишь побывать в гараже.

Теперь надо осмотреть рану…

Я размотал бинт, аккуратно отодрал прилипшую к руке вату и несколько минут в ступоре смотрел на рану: она почти зажила. Я не слишком хорошо разбираюсь в ранах, точнее, я совсем в них не разбираюсь, но я впервые видел чтобы они так быстро заживали… Я скорее бы поверил, если бы это случилось с кем-то другим, но видеть такое, причем на себе… В происходящее верилось с трудом. Хотя, когда я занимался различными единоборствами, синяки проходили у меня за день-два, ссадины тоже держались несколько дней, а царапины, полученные утром, сходили к вечеру… Может, организм перестроился? Может, кот помог? Может, все вместе плюс лекарство? Я не стал гадать, не стал снимать шов - пусть побудет недельку, обработал края йодом, присыпал лекарством, аккуратно перебинтовал и принял антибиотики. Пусть десять раз все зажило, но перестраховаться всегда стоит, особенно, когда есть такая возможность.

В очередной раз я убедился, что меняюсь, причем меняюсь в лучшую сторону. С другой стороны, ни одни часы не показывали дату, а пакет с мобильниками выпал из лодки (и зачем только я их перекладывал из сумки) где-то по дороге, так что вполне вероятно, могло пройти несколько суток…

Никогда не выкидывайте старые бинты, если, конечно, вы не кладовщик склада медицинских перевязочных материалов, - они вам еще могут пригодиться. Я аккуратно скрутил бинт и положил в целлофановый пакетик. Потом его обязательно надо будет промыть, прокипятить и высушить.

Итак, с перевязкой покончено! Теперь необходимо завершить начатое – я вышел во двор – надо осмотреть гараж. В косяке торчал нож, которым меня чуть не убил покойный бомж. Нож был охотничьим, но, слава Богу, абсолютно тупым. Как можно так относиться к ножу, тем более такому? Хотя в противном случае я бы уже давно кормил червей. Нож надо заточить, сделать к нему ножны… Интересно, где такой человек нашел Такой Нож?

Первое, что я сделал, выйдя во двор, - засыпал песком лужу крови, в которой вовсю копошились мухи…

Гараж был полон различного полезного хлама, среди которого нашлись полотна для пил,- чуть больше метра длинной и около двух шириной, несколько электрических, довольно тяжелых на первый взгляд, станков. Немного прогнувшийся потолок все так же поддерживал рельс, правда, теперь опорой ему служили не сложенные по-дилетантски друг на друга кирпичи и доски (как когда-то давно), а несколько аккуратных колонн из силикатных блоков. А вот то, что мне очень понадобится – металлическая сетка с мелкой ячейкой, вероятно, хозяева собирались делать забор. Также я нашел несколько ящиков, кучу мелочей, таких как гвозди, шурупы, проволока…

В далеком советском детстве я ездил в гости к бабушке в город Рогачев, что на реке Днепр. У бабушки был сарай, а в сарае были кролики и куры. Куры жили везде, а кролики в клетках. Клетки я умел мастерить, поскольку кому, как не мне, бабушкиному внуку, делать клетки кроликам. В свое время я неплохо набил руку на этом занятии – мне всегда было интересно что-то конструировать.

Чтобы долго не мучиться, я решил сделать одну длинную клетку для кроликов, черепашкам хватит и обувной коробки или простого ящика. Оглядевшись, я быстро нашел нужные доски, пилу, молоток. «На глаз» прикинув длину, отпилил первую доску. Теперь эта доска будет «эталоном длины» - я усмехнулся, приложил «эталон» к нетронутой новой доске. Сделал надпил так, чтобы длины «эталона» и доски были одинаковы, с другими повторил ту же нехитрую процедуру. Минут за десять я напилил нужное количество досок, сложил их на полу по четыре так, что они составляли стенку будущей клетки – параллельно друг другу, края на одной линии. Затем положил короткую дощечку поперек, сделал надпил, на каждые четыре длинные доски сделал по две короткие. Как вы уже догадались, клетка получалась прямоугольная с квадратными боковыми стенками, поэтому на боковые стенки ушло по шесть коротких дощечек. Работа была несложной, и я очень быстро ее закончил. Затем от рулона отмотал сетку, кусачками откусил нужный по размерам кусок. Приложил его к передней части получившегося ящика и прибил так, чтобы оставалось место для дверцы, которую легко сделал из куска фанеры и прикрепил импровизированными петлями из жесткой проволоки к нижней стенке. Сверху же прибил по гвоздю на клетку и дверцу так, чтобы они торчали наружу и составляли прямой угол по отношению друг к другу. Гвозди примотал друг к другу мягкой проволокой – зайцы не откроют клетку, а я сделаю это легко.

Около часа я переносил хлам из одной части гаража в другую, еще несколько часов отгораживал освободившуюся половину сеткой и делал в ней дверь. Я довольно сильно устал, но места для живности теперь хватало с лихвой, осталась самая малость – изловить эту самую живность.

Кроликов и черепашек оставил осваиваться в новом просторном помещении, а сам взял пару увесистых гаек, кусок веревки и стал собираться на охоту.

Лет пять назад наша группа, в которой я тренировался, бегала марш-бросок. В конечной точке маршрута решено было сделать привал, там нас должен был встретить человек, в обязанности которого входило разбитие лагеря и приготовление еды. К часу «Х» мы, голодные, уставшие, мокрые от пота, были в условленном месте. Естественно, ни лагеря, ни еды мы там не обнаружили. Тогда тренер объяснил принцип охоты на кур в деревне. Мы довольно быстро сделали нехитрые приспособления – метровые куски бечевы, к концам которых привязаны гайки. При метании эта хитрая конструкция летела очень далеко, а при попадании, многократно вращаясь вокруг цели, опутывала ее. Впрочем, метание у меня получалось плохо, и мне было предложено привязать груз к длинному шесту: принцип действия был тот же, только мне надо было не кидать палку, а с размаху попасть бечевой по ногам курицы. Груз должен был спутать этой «не-птице» ноги, а я, схватив беднягу, свернуть ей шею. Вот так мы и пугали население деревни, словно призраки идущего ливня – голые по пояс, злые и голодные ходили по деревне и искали на улице все, что можно изловить и съесть… А если учесть, что мое орудие охоты выглядело ужасней других (гаек мне не хватило и я привязал к бечевке найденную батарейку), то я понимаю, почему местные прятали даже коней… Впрочем, кур мы тогда не поймали, а вот повеселились на славу.

Учтя предыдущий опыт, я не стал долго мучить себя приготовлением чего-то сложного, а взял довольно длинную палку, привязал к ней такой же длины веревку, а к свободному концу веревки привязал груз – половину оконной петли.

Закрыв гараж на найденный в нем же замок, я положил в рюкзак нож, сумку и, топорищем вниз, топор, сел на велосипед и отправился в сторону станции Ратомка.

Мне пришлось изрядно поколесить по пожарищу, прежде чем я увидел кур. Слез с велосипеда и сходу попробовал поймать хотя бы одну. В детстве мне бы удалось сделать это с легкостью, но представьте парня под центнер весом, который с криком «Цип-цип-цип! Иди сюда!», растопырив, как вратарь, руки, пытается схватить разбегающихся врассыпную кур. Да, дело не из легких, вот и тренировка, лучше которой нет. Пятнадцать минут и я, обливаясь потом, запыхавшись, сижу у велосипеда, а всего в нескольких метрах, как ни в чем не бывало, две наседки принимают песочные ванны. Вот досада!

Злая штука азарт, зато от души набегался! Откидываюсь назад, и руки сами собой попадают на мою ультрасовременную палочку-выручалочку-куроловку. Короткий размах – так, чтобы не испугать резким движением кур, и… Оконная петля с радостным свистом шлепает меня прямо в скулу, а я считаю звездочки. Перед глазами плавают круги, я ругаю себя: «Надо же, «Барин на охоте», Ваше Бродие, соблаговолите встать, на «несушек» идем!»

Да уж, главное на охоте – себя не покалечить.

С воинственным криком я подскочил и запустил оконную петлю по широкой дуге в сторону петуха. Бедняга, видимо, не ожидал психической атаки и еще несколько секунд, прежде, чем упасть, с открытым клювом смотрел в мою сторону. В общем, как сказал в советском мультфильме Винни-Пух, не то, чтобы совсем не попал, но не попал в шарик, - я попал ему в голову. Убить не убил, но временной график, по всей видимости, сдвинул: как только я закрыл молнию на сумке, Петя очухался и что есть мочи начал кукарекать… Может, он и яйца нести начнет? Еще за два часа я научился мастерски ползать, бегать, прыгать, с разворота косить веревкой траву, вымазался как свин, безумно устал, чуть не угробил себя два раза подряд и, неудачно присев, порвал штаны в том самом «рвущемся» месте. Охота была успешной: два петуха, пять кур, и еще я запомнил место охоты.

К моему глубокому сожалению из всех пойманных мной птиц контуженный петух не пережил поездку домой и погиб, как мне показалось, от разрыва сердца… А что? Помню, случай был. Бабушка у меня медсестрой работала, так вот, как-то из деревни везла петуха и курицу, а для удобства их за ноги связала и через плечо перекинула. Петух тогда тоже живым не доехал… А потом бабушка удивлялась – естественно, после вскрытия петуха: «Первый раз вижу, чтобы у птицы был разрыв сердца!»…

Воздух в гараже отдавал холодом. Чтобы курам было хорошо, я привез две тачки опилок с улицы и начал собираться на поиски воды. Жажда – штука серьезная и весьма досаждающая. Все сборы состояли в собирании на кухне пустых бутылок и запихивании их в сумку. Содержимое рюкзака пополнил веревкой – на всякий случай…

Как только сел на велосипед, сразу вспомнил про то, что надо зашить штаны. Шитье заняло немного времени. А что вы думаете, я и на машинке вышивать умею – вообще, мужчина должен уметь делать все. Я сказал «ДОЛЖЕН УМЕТЬ», а не «ОБЯЗАН ДЕЛАТЬ». Навык шитья мне пригодился уже в третий раз. Я был искренне рад тому, что знал, как вдеть нитку в иглу и что потом со всем этим делать. Но не будем об этом. Дел еще невпроворот.

Катался в поисках воды долго, пока не наткнулся в одном из дворов на колонку с длинной ручкой – это означало, что здесь скважина, оснащенная ручным насосом. Ой, скажу я вам, намучиться пришлось с этой колонкой и бутылками, пока не подобрал валявшееся в соседнем дворе ведро. Конечно, можно, встав в позу из камасутры, пытаться одной рукой держать бутылку под струей, а второй с легкостью качать воду полутораметровым железным рычагом… Конечно, если вы считаете себя очень крутым, то попробуйте сами, а я посмотрю – может, чему и поучусь. Мой способ был простым, как тряпка: пока ведро стояло под струей, я двумя руками качал воду, налегая на рычаг всем своим весом. Когда ведро наполнялось, аккуратно разливал воду по бутылкам.

Кажется, теперь я понимаю, почему деревенские жители такие крепкие – тяжелый физический труд, охота на куриц, попытки добыть еду себе на пропитание и про запас… На обратном пути я набил рюкзак и все карманы яблоками и даже в сумку умудрился немного напихать.

Добравшись до дому, я отнес воду в кухню, нашел старые собачьи миски и спустился в гараж – иногда животным и птицам тоже надо давать пить.

Все яблоки, что у меня были и те, что нарвал по дороге к дому, я нарезал дольками, удалил косточки и разложил во всех свободных местах – на тарелках, старых журналах, книгах и газетах.

С дровами все обстояло очень просто – вокруг они были навалены тоннами и представляли собой довольно широкий ассортимент, начиная от досок, бревен, колод, поленьев, и заканчивая просмоленными шпалами, из которых народ умудрялся даже что-то строить. До вечера я занимался нелегкими физическими упражнениями и как результат – довольно большая поленница в гараже, а перед домом куча досок, сваленных в полном беспорядке, так как я их затаскивал в ворота.

Во дворе, слева от лестницы из кирпичей, коих в округе было несметное количество, я сложил некое подобие печки. Печка состояла из двух параллельных стенок, стоящих на небольшом расстоянии друг от друга – так, чтобы удобно было ставить кастрюлю или сковородку. Каждая стенка, в свою очередь, складывалась из шести кирпичей – четыре внизу, два поверху. Можно было и более фундаментальное строение сотворить, но я слишком много трудился и попросту сильно устал.

После нескольких неудачных попыток ощипать петуха вручную, я опустил его в кипяток за привязанную к ногам проволоку, подержал немного, вытащил, подождал, пока стечет вода. После нехитрых действий все перья слезли вместе с петушиной кожей. Можно было осмолить тушку над огнем, но, надеюсь, это не последняя съедобная птица в моей жизни, чтобы решать, каким способом ее проще избавить от перьев.

Долго не думая, я решил сделать шашлык.

Шампуры нашлись очень быстро – благо, их рядом рос целый лес. Дальше все было делом техники. Когда готовка подходила к концу, видимо, почуяв запах, пришел кот. В петухе был минус: он был старый и жилистый. Но, естественно, был и плюс, очень вкусный плюс...

Напоследок я покормил всех обитателей гаража яблоками, которые забыл выложить из карманов и, закрыв дверь (скрутив проволокой приваренные изнутри и выступающие наружу уголки с отверстием для замка), поднялся в дом. Только дома, сев на постель и приготовившись заснуть, я понял, что пора снять рюкзак.

За день я очень сильно наработался и устал, поэтому, как только моя голова коснулась мягкой подушки, я моментально заснул.



Глава 10Глава 12
Powered by php | Kalyaked by RIP